• 04:37
  • 7 мая 2021
  • Пт

Из Букингемского дворца в Кыргызстан: Как бизнес-омбудсмен Робин Орд-Смит поменял карьеру посла на защиту интересов кыргызских предпринимателей

15:24, 9 апреля 2021Обновлено в 17:53, 9 апреля 20216 807

Tazabek - Вы часто встречаетесь с предпринимателями и знаете не понаслышке, что сейчас волнует бизнес. С какими жалобами они к вам обращаются?

Я с ними встречаюсь практически каждый день. При рассмотрении жалоб мне нужно быть справедливым, независимым и непредвзятым. Я буду аккуратен в изложении определенной информации, потому что все жалобы, с которыми мы работаем, носят конфиденциальный характер о данных предпринимателях.


Налоги, превышение полномочий госорганами, непрозрачность судебных процессов — На что жалуются бизнесмены


Но Вы можете небольшую завесу приоткрыть?

Да, конечно. Мы открыто функционируем на протяжении 13 месяцев. За это время уже наблюдаются определенные тренды, которыми я готов с вами поделиться. За этот период наблюдается значительный рост количества жалоб. Если взглянуть на структуру, то большая часть жалоб касается налогового администрирования. Это возврат НДС, вопросы по подоходному налогу и другие отдельные налоговые моменты. Другая часть жалоб касается действий или решений правоохранительных органов. Также немало жалоб мы получаем из сектора коммуникаций. Большинство жалоб вскрывают системные проблемы, которые существуют. Одна из корневых проблем заключается в непоследовательности принимаемых решений со стороны государственных органов.

Встречаются случаи, когда государственный орган в ответ на запрос предпринимателя отвечает одним образом, а спустя какое-то время направляется другое письмо, констатирующее факт того, что предыдущее письмо нужно проигнорировать и принять во внимание другое решение этого же государственного органа по этому же самому вопросу.

Зачастую мы также встречаемся со случаями, когда представители государственных органов превышают свои полномочия, не имея на это права. Превышение полномочий тесно связано с интерпретацией и толкованием норм законодательства представителями государственных органов. В большинстве случаев решение в результате подобных интерпретаций принимается в пользу государства, а не в пользу предпринимателей, как того требует закон по защите прав предпринимателей.

А как Вы реагировали на такие жалобы?

Все выявленные системные проблемы озвучивались мною лично на встрече с президентом страны и с его командой. Все это говорит о том, что еще одной из самых больших проблем является доступ к прозрачному судебному процессу и судопроизводству.

Если мы взглянем на последние указы президента, которые посвящены защите и поддержке предпринимателей и инвесторов, рекомендации, ранее озвученные мной, нашли отражение в данных указах и сейчас требуют последовательного воплощения и реализации. Безусловно, решение отдельных моментов, касающихся декриминализации экономических преступлений, либо реформы налогового администрирования, принесут значительные положительные перемены.

Приведите конкретный пример неправильного взаимодействия бизнеса и государства?

Одна из групп жалоб, с которыми к нам обращаются бизнесмены, касается аренды государственного имущества. Предприниматели жалуются на Фонд по управлению государственным имуществом. Это касается применения ФУГИ пилотного проекта электронных торгов, аукционов. Эту практику они применяют как стандартную к тем арендодателям, которые у них на сегодня существуют, уже работают и взяли в аренду государственное имущество.

Они не уведомляют или не дают переходного периода предпринимателям, а пилотный проект применяют как стандартную практику. Речь не идет о том, что практика электронных торгов не является эффективной. Этот процесс должен быть прозрачным и одинаково справедливым ко всем участникам. Если мы говорим, что это пилотный проект, то подразумевается, что только определенная часть объектов должна быть использована по этому принципу, а у тех арендаторов и предпринимателей, которые сегодня работают, должен быть ознакомительный период перехода.

https://st-1.akipress.org/st_gallery/83/1141183.9e4e371ca5a84705c55db1490c263a7f.jpg

После того, как пилотный проект покажет свою эффективность, предприниматели смогут предсказуемо адаптировать свой бизнес. Только после этого электронный аукцион может быть применен ко всем участникам. А сейчас пилотный проект применяется для всех. В свою очередь мне хотелось бы выразить соболезнование нашим коллегам из ФУГИ, которые потеряли своего коллегу- заместителя председателя. Мы с ним находились в тесной рабочей связи.


Акт реагирования - документ, с которым можно идти к президенту


Если обратиться к статистике, сколько поступило жалоб и сколько жалоб вы смогли разрешить в пользу предпринимателей, либо понять, что они были не правы?

До вторника у нас было порядка 130 жалоб. В течение порядка двух дней мы получили еще порядка 30 жалоб. Они еще не зарегистрированы. Регистрационный период у нас длится 10 дней, когда мы принимаем решение, принимать или нет эту жалобу. Это время предварительной оценки по специальным критериям.

У нас есть критерии рассматриваемых жалоб, по которым полномочия бизнес-омбудсмена позволяют работать. Некоторые жалобы не подходят под критерии. С теми, которые подходят, бизнес-омбудсмен работает максимально в течение 90 дней: проводит рассмотрение предмета жалобы и выносит по ней решение. При этом, конечно же, мы прилагаем все усилия, чтобы закончить рассмотрение жалобы и помочь предпринимателю как можно скорее.

В 2020 году доля принятых к рассмотрению жалоб к общему количеству составила 65%. Оставшиеся 35% мы не приняли рассмотрению. Это связано с тем, что часть предпринимателей, которые подают жалобу, не совсем точно понимают, какие жалобы я могу рассматривать.

В частности, дело касается основного критерия. Как бизнес-омбудсмен я в праве рассматривать жалобы от субъектов предпринимательства к государственным органам. У меня нет полномочий рассматривать споры и разногласия между двумя хозяйствующими субъектами. Часть жалоб, которые не были приняты к рассмотрению, касались именно этого.

Что происходит с одобренными жалобами?

Могу сказать, что на сегодня я подписал 21 акт реагирования, они направлены в государственные органы.

Это финальные документы по итогам проведения тщательного беспристрастного, профессионального правового расследования и экспертизы. Зачастую мы проводим анализ существующей нормативно-правовой базы, делаем запросы к обеим сторонам, в том числе и к государственным органам, чтобы они обосновали свое то или иное решение, либо действие в отношении предпринимателя.

Эти акты реагирования являются результатом тщательного труда, которые порой требуют сотен часов правовой экспертизы и достигают 40 или 50 страниц анализа, аналитики и рекомендаций.

Порядка 2/3 жалоб от общего количества поданных жалоб принимаются к рассмотрению бизнес-омбудсменом. Завершено рассмотрение 40 жалоб. 5 жалоб были необоснованными, то есть мы приняли их к рассмотрению и, в результате проведенной экспертизы выяснили, что права предпринимателя не были нарушены.

В одном случае было вынесено судебное решение. Мы с такими жалобами не работаем. Это связно тем, что сам институт бизнес-омбудсмена является инструментом досудебного решения споров и не в коей мере не будет противоречить уже принятым судебным решениям. По 4 случаям наблюдалось изменение обстоятельств, что повлияло на сам предмет жалобы, и поэтому эти жалобы были тоже закрыты.

По 4 случаям заявители отозвали свои жалобы. 5 случаев закончились мирным урегулированием споров после вмешательства бизнес-омбудсмена. 34 случая не соответствовали критериям принимаемых жалоб.

Монетарное выражение от деятельности бизнес-омбудсмена в 2020 году достигло 86 млн сомов, или 1 млн долларов. Это те деньги, которые бизнес сумел сохранить или вернуть в результате действий бизнес-омбудсмена. Решение по тем актам, которые находятся на рассмотрении у госорганов, принесет еще десятки млн сомов бизнесменам.


Встречи с главами государства


https://st-1.akipress.org/st_gallery/80/1141180.fa1abecb2c6efa45982f091ed8e48685.jpg

После составления акта реагирования, что происходит дальше?

-Дальнейшая работа заключается в том, чтобы убедить государственные органы в принятии тех рекомендаций, которые изложены в актах реагирования. В одних случаях это очень простые решения, реализация которых осуществима в рамках одного государственного органа. В других случаях - это большие проблемы системного характера, которые могут потребовать изменений в законодательстве. В этом случае ведутся переговоры с правительством, с руководством страны. Тогда мы обращаем внимание на проблему, которая влияет не на один субъект предпринимательства, а на большую группу предпринимателей.

Акты реагирования бизнес-омбудсмена носят рекомендательный характер. У бизнес-омбудсмена нет полномочий заставить государственный орган реализовать рекомендации.

Большая часть работы заключается в налаживании партнерских отношений с представителями госорганов. Если не удается наладить отношения, то тогда приходится прибегать к альтернативным способам, в том числе и к обращению к руководству страны.

Можете ли вы напрямую встретиться с президентом? Как часто вы встречались и с кем?

Я встречался лично с предыдущем президентом единожды. С нынешним президентом у меня тоже была одна встреча, которая длилась более часа. Любой президент бывает занят, поэтому здесь важнее иметь партнерские отношения с администрацией президента, которая также влияет на принятие решений. С ними я встречаюсь регулярно. У меня было несколько неформальных встреч с премьер-министром, включая встречу 7 апреля. В скором времени планируется еще одна встреча официального характера. Все эти встречи демонстрируют наличие политической воли в поддержке института бизнес-омбудсмена и в целом защиты предпринимателей и инвесторов.


Кто дает деньги?


Кому подотчетен бизнес- омбудсмен?

В первую очередь, мы клиенто-ориентированная организация. Наша целевая аудитория - представители бизнеса и мы подотчетны им. Если рассматривать стратегически, то мы подотчетны перед Наблюдательным советом. В его состав входят представители трех структур: правительства, международного сообщества и бизнес-сектора. Также бизнес-омбудсмен ответственен за всех работников, которые осуществляют операционную деятельность. Он несет ответственность за то, чтобы полномочия корректно воплощались. Наблюдательный совет имеет полномочия по назначению или по увольнению самого бизнес-омбудсмена и его двух заместителей.

Кто Вас именно назначил?

Первоначальный отбор осуществлялся с помощью международной рекрутинговой фирмы через Наблюдательный совет. После предварительного выбора всеми тремя сторонами Наблюдательного совета кандидатуры были предложены и утверждены премьер-министром.

Кто из международных организаций представляет Наблюдательный совет?

В данный момент международное сообщество представлено Европейским банком реконструкции и развития. ЕБРР отвечает за финансирование первых 3 лет существования института бизнес-омбудсмена.

Сколько составляет бюджет и какой у вас штат?

Первоначально проект запускался с бюджетом 1,5 млн евро на первые три года. На сегодняшний день в организации работает 12 человек. Сейчас ведем рекрутинг 13-го сотрудника.

Вы сказали, что бюджет рассчитан на 3 года, что будет потом?

Это стандартный цикл запуска любого проекта с международным донором. Когда обозначается определенный временной период, под него выделяется бюджет. На первые 3 года было определено вот такое финансирование. Пока деталей следующего раунда у нас нет. Надо заметить, что работа не будет завершена по истечении первого грантового периода.

Проблемы бизнеса не исчезнут, бизнес-омбудсмен не решит их все. Доноры как правило не включаются в решение тех вопросов, ожидая, что проблема будет решена в течение какого-то короткого периода времени. Наша задача заключается в том, чтобы показать эффективность работы института бизнес-омбудсмена как такового. Она заключается не только в рассмотрении жалоб, но и в работе аналитического, консультационного и рекомендательного характера, когда системные изменения начинают происходить по итогам хорошего взаимодействия, которые в последствии влияют положительно на экономику страны.

Какие основные статьи расхода у института бизнес-омубдсмена?

Одна из стаей - это компенсация сотрудникам. Речь идет о привлечении тех профессионалов, которые работают сейчас, которые обладают уникальным опытом. Речь идет не только о правовой и юридической экспертизе и опыте работы, но и также речь идет о ценностях: честности, справедливости и непредвзятости, когда специалист может работать с жалобами предпринимателей. Другая статья расхода касается административных расходов, которые связаны с арендой офиса, с покупкой и приобретением технического оснащения, оборудования, правовой экспертизой, в которой нуждается бизнес-омбудсмен с точки зрения организации и запуска проекта.

Вы нанимаете местных сотрудников или привлекаете из других страны?

Все сотрудники являются местными сотрудниками и гражданами Кыргызской Республики, за исключением меня.

На какой срок Вас назначили?

Я и мои заместители были назначены на пятилетний срок. Мы имеем право дважды переизбираться на этот срок. Ранее я уже упоминал об отсутствии своей заинтересованности во втором сроке. Моя задача заключается в полной постановки своего института в рамках своего первого срока, в том чтобы установить международные стандарты работы, передать свой опыт и привнести те стандарты людям, которые работают в организации, и в конечном итоге надежно передать институт в другие хорошие руки. Надеюсь, что это будет гражданин Кыргызской Республики.


Путь дипломата: 40 стран и работа с сыном королевы


Кем и где Вы раньше работали до этой должности?

Я был дипломатом более 30 лет. Я начал свою профессиональную карьеру в Великобритании, затем у меня были назначения, и моя карьера была связана с Алжиром, Румынией, Малайзией, Германией, Ираком. Затем я был послом в Таджикистане и Кыргызстане.

В рамках своей дипломатической работы большая часть моих обязанностей была связана с налаживанием экономических связей. Вопросы касались либо привлечения инвестиций в Великобританию, либо налаживания торговых отношений между компаниями Великобритании и компаниями той страны, в которой я находился.

4 года я провел в Букингемском дворце, работал с одним из сыновей Королевы. Все эти годы были посвящены внешнеэкономическим связям. В рамках своей деятельности я посетил порядка 40 стран и фокусом моей работы было также налаживание торгово-экономических связей с правительствами этих стран.


«Мне всегда нравилась страна и люди, которые в ней живут», - Робин Орд-Смит


Каким вы находите Кыргызстан?

Впервые страну я посетил в 2007 году, в те годы моя деятельность была тесно сопряжена со странами Центральной Азии. Я бы здесь не находился, если бы не чувствовал свою сопричастность к стране.

Я закончил свою дипломатическую карьеру два года назад, в апреле 2019 года. Я оставил свой пост, и предполагалось, что я буду назначен на другую дипломатическую должность.

https://st-1.akipress.org/st_gallery/81/1141181.d832c3accbdb4bbf9a53195a0b04c5c4.jpg

Безусловно, было очень привлекательно оставаться в этой сфере. После внимательного изучения возможности быть бизнес-омбудсменом я принял решение в пользу института бизнес-омбудсмена. Я понял, что смогу принести большую пользу для улучшения в целом бизнес-среды на этой должности нежели работая послом и налаживая торговые связи. Я считаю это определенным вызовом самому себе. У меня не было иллюзий по поводу того, что это будет простой задачей. Мне всегда нравилась страна и люди, которые в ней живут, и траектория развития демократических принципов, которым страна привержена. Я хочу внести свой вклад в развитие этой страны.

Какие ваши любимые места в Кыргызстане?

Я не могу сказать, что был везде. Я был практически в каждой области и во многих местах, хотя некоторые места я еще не посетил, поездки туда у меня в планах. Я не был на Саймалуу-Таш и в Сары-Челеке. Моими любимыми местами являются горы и ландшафты прибрежья озера Иссык-Куль. Я восхищен страной и ее природой.


Предпринимательский дух кыргызов и трудности сегодняшнего дня


Вы побывали в 40 странах и налаживали торговые связи. Чем отличается кыргызский бизнесмен от таджикского или иракского, к примеру, или от других? В чем, по-вашему, особенность кыргызского бизнесмена?

Очень сложно обобщить, конечно. Я, пожалуй, отмечу предпринимательский дух кыргызстанских бизнесменов, который я увидел во время своего первого визита в Кыргызстан в 2007 году. Это предпринимательский дух я бы сказал такого мирового класса, это то самое свойство, которое необходимо любому бизнесмену особенно сейчас, в тяжелые времена.

https://st-1.akipress.org/st_gallery/79/1141179.0b219064b8bc2a350179e7c9f9bda6e2.jpg

Почему тогда бизнес у нас в таком положении?

-Необходимо отделить, конечно, последние 13 месяцев, в которых находится страна от общей ситуации. У страны безусловно есть положительные случаи, но восстановилась ли экономика и встала ли она на ноги за последние 13 месяцев? Конечно же, нет. Большая часть ВВП Кыргызстана формируется за счет перевода мигрантов из России и Казахстана. Остальная часть формируется за счет импорта товаров, объем которых, к сожалению, снизился из-за закрытия границ.

Безусловно, компании и предприниматели оказались в очень тяжелой ситуации. Надо не забывать, что причиной этому послужила не только пандемия, но и октябрьские политические события, которые также нанесли бизнесу урон в текущей ситуации.

Пару недель назад Всемирный банк опубликовал свой аналитический отчет, в котором говорится о масштабном падении экономики страны с потерей 40 тыс. рабочих мест в 2020 году.

Уровень инфляции вырос до 10%. Девальвация сома была приравнена к 20%. Рост цен на ГСМ и на многие продукты ежедневного потребления показывает, что инфляция достигла своего критического уровня. В соседних странах, в Узбекистане и Казахстане, мы наблюдаем третью волну коронавируса. Несмотря на то, что в Кыргызстане нет точных прогнозов, мы в том числе наблюдаем рост заболеваемости.

Мы можем только предполагать, каким образом это потом отразиться на экономике и на бизнесе Кыргызстана. Бизнес на протяжении 13 месяцев находится в сложной ситуации, а правительство не может себе позволить в должной мере оказать поддержку в связи с ограниченными ресурсами.

У нас нет ресурсов, но может ли Кыргызстан рассчитывать на инвестиции?

Страна оказалась в очень тяжелом положении. Это явно отражает неизвестность, в которой пребывает весь бизнес. Если говорить о влиянии на инвестиционный климат, то инвесторы сейчас не очень заинтересованы во вложении денег в иностранные активы в зарубежных странах до того момента, пока ситуация не стабилизируется. В тоже время наблюдается рост конкуренции за привлечение инвестиций на общем инвестиционном рынке. Мне бы не хотелось быть чрезмерно негативным в своих суждениях, но, пожалуй, это одна из самых серьезных ситуаций, с которой страна столкнулась после обретения независимости.


Дорогие квартиры, дома и машины госслужащих- скрытая коррупция


Вы постоянно встречаетесь с госслужащими, насколько их работа кажется вам бюрократичной?

В государственных органах, которые обладают внутренними ориентирами системы ценностей и в целом нацелены на проведение системных изменений. Тем не менее это еще не является повсеместной практикой, когда бы государственные служащие были бы сервисоориентированными и понимали бы, что их основные клиенты налогоплательщики. В свою очередь роль государства заключается не сколько в регуляции, а в сколько в создании общей системы, в рамках которой бизнес мог бы работать, развиваться и расти.

Фокус государства заключается в создании комфортных условий и в уменьшении количества препятствий и барьеров, которые могут создавать трудности для бизнеса. Несмотря на то, что государство порой хотело бы вмешаться в деятельность бизнеса, это не самая лучшая стратегия.

Государство не является экспертом в зарабатывании денег. Основная роль по генерации доходов принадлежит бизнесу. Бизнесу надо позволить это сделать. Я так же уверен в том, что существуют все предпосылки для очень успешной реализации и развития предпринимательской среды.

Здесь есть два момента, которые необходимо упомянуть. Первое, речь идет о вопросах коррупции и борьбе с коррупцией. Мы наблюдаем случаи, когда государственные служащие, получая не очень большую компенсацию за свой труд, тем не менее напрямую или через своих ближайших родственников владеют достаточно серьезными активами.

Речь идет об объектах недвижимости и о других значительного благах. Это безусловно свидетельствует о фактах коррупции. Это вопрос требует отдельного серьезного внимания, потому что работа государственной системы должна быть прозрачной, чтобы ни у кого не возникало вопросов о двойных стандартах.

Другой вопрос, на который следует обратить внимание - это доступ к прозрачному судебному процессу. У нас есть подтверждение практикой, что этого не происходит в достаточной мере на сегодняшний момент. И это поднимает в целом вопрос доверия бизнеса к государственному управлению, что при возникновении недопонимания между государственным органом и предпринимателем, в случае обращения последнего к судебным органам – он получит адекватное и справедливое судебное решение.

Такого доверия нет. Я понимаю, что эту задачу невозможно решить очень быстро. Все это наблюдается в дополнении на фоне чрезмерного давления на субъекты предпринимательства и чрезмерного давления на налогоплательщиков.

Я понимаю, что на сегодняшний день государственный бюджет испытывает определенный недостаток, но тем не менее такое чрезмерное давление на предпринимателей создает неблагоприятную среду для предпринимателей. Мне трудно судить, является ли такое чрезмерное давление на предпринимателей в целях пополнения бюджета чей-то инициативой в рамках общей государственной политики, но тем не менее такие тренды наблюдаются.

Видите ли вы прямую зависимость коррупции от ментальности власти делать своими атрибутами престижность в покупке дорогих особняков и машин? Будучи англичанином видели вы подобное в вашей стране, несмотря на столь высокий уровень экономики и исторически долгий путь развития?

Я не думаю, что существует какая-то страна в мире, которая не сталкивается с вопросами коррупции. Есть просто разные уровни воплощения. Я пробыл много времени в развивающихся странах с очень высоким уровнем коррупции. В развивающихся странах есть больше причин для коррупции, потому что те факторы, которые препятствуют коррупции, еще там не установлены. В Великобритании установлены очень высокие стандарты этики. Мы все принимаем на себя обязательства и подписываемся под ними.

Это берет начало с самого руководства государственных органов и спускается дальше ко всем служащим. Это не означает, что там нет коррупции. Речь идет о человеческой сущности, к примеру, если мы говорим о криминалитете. Всегда будут люди, которые будут стараться нарушить нормы законодательства. Речь не идет о полном исключении коррупции, речь идет о снижении коррупции до минимального уровня. В Великобритании государственные служащие не получают настолько высокую компенсацию, как работники коммерческого сектора. Но это работа безопаснее и является социально защищенной. Она имеет хороший и комфортный уровень пенсий.

В целом, госслужащие Великобритании могут позволить себе и покупку движимого, и недвижимого имущества, но они не могут себе позволить той роскошной жизни, о которой мы говорили. Говоря о госслужащих речь идет не только об оплате труда. В целом речь идет о приверженности - люди идут на госслужбу, чтобы внести свой вклад в управление страной. Либо это желание работать в других странах и путешествовать, если речь идет о дипломатической службе.

Говоря о Кыргызстане, вопрос оплаты труда является ключевым. И здесь еще подключается вопрос престижности. В то же время хотелось бы, чтобы на повестку дня выносились вопросы ценности государственных служащих, наличие видения государственного органа, наличие хорошего руководства государственных органов, являются ли сотрудник приверженным миссии организации. И если государственный орган не может обеспечить своим сотрудникам достойной оплаты труда, то будет сложно ожидать от таких сотрудников полноценной вовлеченности и ожидать, что человек не будет искать альтернативных источников заработка.


У предпринимателя должен быть выбор


Есть ли у Вас вопрос, по которому бы Вы хотели высказаться еще?

Да. Я хотел бы отметить, что сам институт бизнес-омбудсмена является одним из инструментов. Такой выбор у любого предпринимателя должен быть. В отдельных случаях предприниматель может обратиться в судебные органы, либо в генеральную прокуратуру, либо работать напрямую с государственным органом, но от также может обратиться ко мне. Все мы являемся частями одной системы для того, чтобы права предпринимателя были лучше защищены. В то же время все проблемы бизнеса или экономики не могут быть решены одним только существованием или функционированием института бизнес-омбудсмена.

https://st-1.akipress.org/st_gallery/84/1141184.5541adfa80c89c7798183ca2df65e79b.jpg

Все-таки основная функция по защите предпринимательства лежит на самом государстве и на руководстве страны. Со своей стороны мы, как группа независимых профессионалов очень заинтересованы в развитии страны и в улучшении тех практик, которые в стране наблюдаются. Мы очень бы хотели, чтобы все наши совместные усилия привели к изменению системы.

Я очень горд и рад, что в моей команде работают приверженные и патриотичные профессионалы. Безусловно, эти изменения требуют значительных, последовательных изменений. Систему изменить не просто, она требует не только краткосрочных мер, но и долгосрочных, стратегических. С нашей стороны мы собираем информацию и создаем свою аналитическую базу по тем жалобам, с которыми мы работаем. Мы вырабатываем рекомендации по системным изменениям. Я надеюсь, что мы в том числе привнесем свою решающую роль в изменение этой системы.

Спасибо Вам за интервью

Доступ к Tazabek (расследования, обзоры, рейтинги, интервью, инфографика и Аналитика) + архив

год8950 сомподписаться?
Данные тарифы действуют только для частных лиц.
Если вам необходим корпоративный доступ к материалам (для организаций, госорганов, ведомств и т.д), пожалуйста, свяжитесь с нами по почте info@akipress.org
Мобильное приложение Tazabek:
Коронавирус в Кыргызстане
Карта распространения
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Закрыть  Закрыть

up

×