Финансовый сектор является локомотивом развития всех секторов: и строительства, и торговли, и производства, и услуг, - Бабур Тольбаев (интервью, видео)

12:08, 19 июля 201315 202
Tazabek - Бабур Генеральный директор микрокредитной компании «Мол Булак Финанс» Бабур Тольбаев рассказал в интервью АКИpress об особенностях микрофинансирования в Кыргызстане, о развитии компании, об успехах и о социальной деятельности.

- Начнем с истории, с 1990-х годов, когда рынок микрофинансирования только зарождался в Кыргызстане. Переломный момент после Советского союза: люди не знают, что делать, куда податься. Как вы пришли в этот сектор?

- Вы правильно заметили, в 1990-х годах как раз все международные организации начинали различные программы развития в Кыргызстане. Я присоединился к этой программе в 1997 году. Программа развития — это как? Людям нужны средства, микрокредиты, чтобы они развивали сельское хозяйство, вообще занимались мелкой торговлей.

Все это я даже не планировал, я вообще хотел быть кем-то другим. Как-то начало получаться, начали приглашать, продвигать и само собой я оказался в этой сфере. Я никогда не думал, что я буду этим заниматься, а получилось, что практически вся моя жизнь проходит в микрофинансовом секторе.

- Вы сказали, что спрос и потребности в ваших услугах, услугах вашей компании огромны. А есть ли разница, что было 10 лет назад и сейчас в спросе и потребностях населения?

- Конечно, и тогда, и сейчас спрос такой же огромный. На сегодняшний день все еще каждый месяц огромное количество людей, которые никогда ранее не брали кредиты, приходят и получают кредиты впервые. Это миф, что есть какая-то перекредитованность, есть огромный процент людей, который никогда не получал кредит.

- Наверное, это больше касается регионов?

- Да, конечно, это регионы. Если есть офис в селе, то это не означает, что тебя все знают и все пользуются твоими услугами. Нет, какой-то процент людей пользуется, а другие даже никогда не слышали, они просто не замечают.

- В некоторых источниках сообщается, что вы работали в России, Азербайджане?

- В России мы начали работать в 2010 году, в Азербайджане начали работать в 2012 году. Мы туда начали выходить после того, как мы здесь построили серьезную большую организацию и наши собственники, увидев наш потенциал, потенциал менеджмента, команды, они были заинтересованы вывести наши услуги на новые рынки. Это мы начали делать буквально в последние 2-3 года. До этого мы занимались этим только в Кыргызстане.

- То есть получается, «Мол Булак Россия», «Мол Булак Азербайджан» предоставляют такие же услуги и для населения других стран?

- Да, только единственное — в России немного отличается, потому что там итак очень много банков и российских микрофинансовых организаций, которые предоставляют услуги местному населению. Мы же выбрали категорию людей, которым эти банки отказывают. То же самое в Кыргызстане. Вот нашими клиентами, как правило, банки даже не занимаются. Мы выбрали трудовых мигрантов.

- Как вы можете охарактеризовать итоги работы трех лет в России и года в Азербайджане? Возвратность кредитов...

- Азербайджан — очень хорошие результаты, у нас там более 30 филиалов, почти во многих регионах Азербайджана. Отличная команда, уже большое количество клиентов и очень хорошая возвратность.

Россия сама по себе очень сложная страна. У нас огромная география от Калининграда и по всей России до Южно-Сахалинска, до Владивостока. Когда мы ложимся спать в Москве, просыпается Южно-Сахалинск и начинает работать. Это уже все усложняет. Кроме того, там законодательство непростое, очень сложное. Плюс сама категория клиентов… Работать с мигрантами никто не решается.

- Это риски.

- Конечно, это огромные риски. В этом плане опыт, который мы получаем, колоссальный. Я считаю, что для этого сегмента клиентов наша возвратность на сегодняшний день, то, что мы имеем, она хорошая. Но нам потребовалось приложить невероятные усилия за последние три года, исправить все свои ошибки. Это большой труд и было очень сложно.

Мы предоставляем возможности — это взаимовыгодное сотрудничество. И чем больше людей получают от нас пользу, значит, мы выполняем свою миссию.

- У вас такая разветвленная сеть. Много филиалов, уже в России и Азербайджане. А кто разрабатывает стратегию компании, как двигаться дальше, как развиваться?

- Стратегию компании вообще определяют собственники компании. А вот философию, как это делать, конечно, тут больше менеджмент играет большую роль.

- Хорошо, я так понимаю, что в менеджменте важны люди, а людей надо удерживать. И что в условиях нашей страны, по вашему мнению, важнее — деньги (материальные ценности) или идея?

- И то, и другое. Сегодня, я считаю, мы одни из известных и лучших работодателей. У нас политика – не переплачивать, платить достойно, ориентируясь на рынок. По сотрудникам видно, что сотрудникам нравится их компания, нравится коллектив и это очень важно.

- Я с вами абсолютно согласна. Это в любой организации очень важно. Давайте поговорим про успех, вы считаете себя успешным человеком?

- Все относительно. Я считаю, что нам многому надо все еще учиться. Конечно, если сравнивать — могу конкретно сказать, что конкуренты строили в течение 15-18 лет, мы сумели построить за 5 лет.

Сегодня мы компания №1 в секторе по количеству активных клиентов. У нас больше клиентов, чем у всех игроков, которые уже по 15-18 лет на рынке находятся. Кроме того, мы еще успели в Азербайджане занять нишу — войти в четверку крупнейших. И в России вошли в четверку-пятерку крупных.

DSC_7420 - Получается, насколько я поняла, секрет вашего успеха в том, что у вас качественный менеджмент и качественное предоставление услуг...

- Конечно, это комплекс разных факторов. Но кадры решают все. Это самый ключевой фактор, здесь нельзя не отметить, что именно политика собственников, политика совета директоров, вообще взаимоотношение с партнерами, их участие в нашем развитии тоже имеет важное значение.

Другое дело — участие государства. Это тоже важно. В этом плане, в целом опять же, если сравнивать с другими государствами, у нас среда хорошая. Конечно, бывают случаи, когда государство чересчур вмешивается, и на самом деле их намерения может быть и хорошие, но они ошибаются. Я говорю иногда, что чересчур вмешиваются в какие-то рыночные принципы.

- Как раз об участии государства. Недавно в Жогорку Кенеше в третьем чтении одобрили законопроект об ограничении ростовщической деятельности. Вообще, по вашему мнению, насколько он обоснован и насколько он подходит к условиям нашего рынка?

- Во-первых, давайте послушаем, что говорит Национальный банк. Национальный банк говорит, что против этого закона. Видите, этот закон возможно и был бы нормальным, но там есть пункты, которые делают этот закон не совсем нормальным. Национальный банк выступает против. Депутаты, когда приняли — ok, приняли, так приняли. Теперь слово за президентом.

Ну, конечно, вся бизнес-среда, мы все надеемся, что просто президент наложит вето и закон дальше не пройдет.

Видите ли, я просто отслеживаю и вижу, что наш президент очень много ездит в страны, очень активно передвигается, встречается с мировыми лидерами и старается привлечь огромные инвестиции в нашу страну… Ну, нельзя…

Что этот закон говорит? «Вы не можете выдавать кредит более чем вот столько-то процентов». Давайте, сейчас мы скажем «Дордою» — продавайте все джинсы не более 500 сомов или туфли женские не более 1000 сомов. Нет, это дорого. Это рынок. Нельзя создавать такие нехорошие прецеденты. Поэтому очень хотелось бы, чтобы такие законы у нас не принимались. Хотя могу понять — какие-то намерения тоже, я думаю, были неплохие. Просто здесь немножко у нашего парламента не было достаточной информации, достоверной информации. Возможно, им предоставили не совсем точную информацию о том, что на самом деле происходит. Поэтому мы будем только надеяться, что этот закон не пройдет дальше.

- А если он пройдет? К чему это может привести? Вот президент возьмет и подпишет.

- Честно говоря, не хочется думать о таком сценарии. Поэтому на самом деле ничего хорошего ни для компаний, ни для клиентов-заемщиков, которых мы пытаемся защитить якобы через этот закон, ничего хорошего я не ожидаю. Поэтому я просто думаю, что закон не будет реально работать.

- Продолжим про вашу компанию. Мне интересно узнать про социальную деятельность. Вы сказали, что определенную часть своих средств инвестируете в социальное направление компании. Что это включает и почему это возникло? Это социально-экономическое положение населения нашей страны или, может быть, какой-то зарубежный пример?

- Спонсорство — мы кого-то поддерживаем не потому, что нам нужна какая-то реклама, мы в этом вообще не нуждаемся. Наши клиенты этого даже часто и не видят.

У людей бытует миф, что микрофинансовые организации созданы для преодоления бедности, это все миф, это все чушь. Это не так. Преодолением бедности занимается государство. По закону мы коммерческая организация, а коммерческая организация должна получать прибыль. Это первый важный момент. Второй момент, это опять же наша философия, взгляд на жизнь. Это наша страна, если ты хочешь жить и через десять, двадцать лет в хорошей стране, нужно что-то делать. Кроме того, что ты делаешь бизнес, нужно как-то инвестироваться в нужные отрасли, в те сектора, где ты видишь проблему.

Я лично вижу проблему у нас в стране в ценностях. Я успел пожить в советское время и помню ценности, которые у нас были: интернационал, дружба народов, уважение к старшим — это все у нас было. Я успел это впитать и почувствовать на себе. Поэтому раз я вижу проблемы в ценностях, нужно инвестироваться в ценности, нужно инвестироваться в образование, нужно работать с молодежью.

У нас очень многие проекты направлены именно на развитие ценностей, на поддержку молодежи, школьников, студентов. И мы очень много для них делаем. Конечно, мы не государство, у нас ограничены ресурсы, но для одной частной компании то, что мы делаем, это очень-очень много.

И второе направление, которое мы поддерживаем — это сельское хозяйство. Наши агроконсультанты работают с клиентами, в прошлом году более 10 тысяч клиентов прошли индивидуальные тренинги с нашими агроконсультантами. Людям нужны ценные советы, четкие навыки, инструменты, методики по улучшению их эффективности: земли, воды и так далее. Чтобы урожайность была выше, чтобы они могли зарабатывать больше.

А у нас чуть что — давайте дешевые кредиты, и думают — они станут счастливы, у них увеличится урожай и вместо 25 центнеров будет 50 центнеров с гектара. Нет, это не так. Мы же проводим тренинги и убеждаемся, что людям нужны знания, технологии, ноу-хау. И это нужно им давать. Поэтому вот у нас есть армия аргоконсультантов. В этом году мы уже 40 тыс. наших клиентов охватим индивидуальными тренингами. Надо людей приучать к рыночным механизмам и приучать получать больше урожая. Нужно подсказать, как это делается.

Конечно, когда я говорю про ценности и культуру, я также говорю и об искусстве. Мы поддерживаем Каныкей, в свое время Атая Омурзакова поддерживали, еще некоторых наших представителей искусства. Мы считаем, что нужно продвигать таких молодых талантливых ребят, которые своего рода являются моделью для подражания.

DSC_7405 - Вы в своей речи несколько раз сказали, что у вас естественно бывают ошибки, вы их стараетесь осознавать и исправлять. Есть ли у вас девиз на такие случаи жизни, когда перед вами много-много преград и уже все, кажется, ничего не получится, но вот какая-то формула...

- Конечно, очень много сложных ситуаций есть, когда на тебя смотрит огромное количество людей, компании, давление неимоверное. И только вера может балансировать, противостоять и помочь двигаться вперед, преодолевать все трудности.

- Возвращаясь к вашей компании, вашей деятельности... Я на вашем сайте прочитала, что 70% ваших клиентов — это женщины, как правило, из сельской местности. Почему? Есть ли какие-то моменты, что свойственно женщинам-заемщикам и свойственно мужчинам-заемщикам?

- На самом деле — да, вы правильно заметили. Так исторически сложилось, что если взять природу женщины, которая хочет чем-то заняться, ей хватит маленьких денег, чтобы начать свое маленькое дело. А мужчина лежит и думает, дай мне много денег, я возьму КАМАЗ фруктов, овощей и повезу в Россию. Просто мужчины и женщины — они разные: мужчина хочет сразу очень много и оптом, и он по натуре своей больше авантюрист, идет больше на риски и поэтому он готов рисковать больше. А женщины не такие, они так помалу, помалу, помалу.

Вот так у нас сама методология кредитования так и строилась. Поэтому, когда ты выдаешь очень маленькие суммы, а маленькие суммы не готовы были раньше брать мужчины, только женщины, ты меньше рискуешь и возвратность большая. Одна из причин, почему вообще возвратность хорошая, потому что суммы сами по себе маленькие.

- Вот вы сказали, что 12 лет назад клиентами в основном были женщины, почти 100%. Сейчас 70-80%. А еще есть какая-то разница в микрофинансовом рынке в то время и сейчас?

- Микрофинансовый рынок сегодня в Кыргызстане очень развит. Все, кто плохо думает о микрофинансировании, они просто ничего не понимают, сегодня это признанный локомотив экономики Кыргызстана. Нравится это, не нравится, но это уже факт, состоявшийся факт.

Второй еще момент, микрофинансирование в Кыргызстане — это, наверное, один из лучших секторов в постсоветском пространстве. В других странах я могу компетентно это сказать, ни в России, даже в том же Азербайджане такой пенетрации и такого устойчивого микрофинансирования нет. Если бы еще меньше прессовали микрофинансирование в Кыргызстане, было бы еще лучше.

Мы — частные компании, рискуем частными ресурсами наших собственников и частных кредиторов. Почему нам нужно постоянно что-то делать. Надо приветствовать. Мы реальный показатель, индикатор улучшения инвестиционного климата. Все приходят и сразу смотрят на финансовый сектор. От этого зависят их инвестиции в другие секторы.

- А какие прогнозы на будущее — он будет так же такими темпами развиваться или..?

- Тут, как я сказал, если государство будет содействовать, просто не будет мешать и пытаться слишком много регулировать, тут много еще можно работать и рынок можно наверстывать и улучшать. Сейчас не получается привлекать дополнительные ресурсы в Кыргызстан, очень сложно, в разы сложнее, чем это было, допустим, три года назад. Реально, это уже факт.

Финансовый сектор всегда является локомотивом развития всех секторов: и строительства (ипотека), и торговли, и производства, и услуги. Без развитого финансового сектора будущего у Кыргызстана нет.

Недавно был форум здесь, господин Декамп из Европейского банка развития, я с ним лично знаком и общался, и он тоже сказал, нужно развивать финансовый сектор, абсолютно согласен и солидарен. И не нужно пытаться применять какие-то нерыночные принципы, это вред Кыргызстану. Надо поддерживать финансовые институты и радоваться их успехам.. На Западе, в России, они говорят: молодцы. Успешный бизнес должен быть высокоприбыльным, понимаете, они аплодирует стоя. А у нас сразу вопросы, почему такие доходы. Нужно радоваться, чем больше компания будет прибыльней, устойчивей, тем больше от нее пользы для всего общества и государства в виде создания рабочих мест, предоставления новых возможностей и опять рабочие места, налоги, улучшение инвестиционной среды. Чем больше денег мы стараемся привлекать новые технологии, это инвестиции в технологии, инфраструктуру, поддержку социальные какие-то проекты.

- Но не все же так плохо. Есть, наверное, и хорошие стороны нашей страны, законодательства.

- Конечно, законы хорошие, мы же говорим про развитие, про прорыв. Вы спросили, какое будущее. Я говорю, что если давление будет усиливаться, и усиливаться, и усиливаться, я просто говорю, ни к чему хорошему это не приведет. Надо реально смотреть в глаза ситуации. Поэтому я просто хотел бы, чтобы меньше оказывали давления на частный сектор. Надо способствовать развитию бизнеса.

- А можно ли быть успешным бизнесменом, хорошим семьянином и человеком, реализующим себя в чем-то одновременно — во всех трех сферах? Если да, то как?

- Я уверен, что можно. Не у всех это, возможно, получается, но надо к этому постоянно стремиться. Невозможно быть успешным во всем. Но надо постоянно стремиться. Жизнь — это борьба, ты постоянно борешься с чем-то, хочешь, чтобы было и там хорошо, и там хорошо. Уметь балансировать — это реально сложно, но к этому нужно стремиться.

Все-таки в Кыргызстане будет хорошо. Но мы должны прикладывать усилия, чтобы мы жили в прекрасной стране. У нас сегодня есть какие-то моменты турбулентности, но мы должны через это пройти. Когда сложные ситуации есть, ты возвращаешься к основам: вера, человеколюбие, добро.

Полную видеоверсию смотрите здесь.


За последними событиями следите в Телеграм-канале @tazabek_official

Доступ к Tazabek (расследования, обзоры, рейтинги, интервью, инфографика и Аналитика) + архив

год8950 сомподписаться?
Данные тарифы действуют только для частных лиц.
Если вам необходим корпоративный доступ к материалам (для организаций, госорганов, ведомств и т.д), пожалуйста, свяжитесь с нами по почте info@akipress.org
Мобильное приложение Tazabek: