• 12:24
  • 25 июля 2024
  • Чт

НБКР ослабляет сом к доллару на фоне остывания экономики и знает о скрытых сделках в корпоративном секторе — экономисты озвучили причины снижения учётной ставки до 11%

17:51, 2 мая 202413371

Национальный банк 29 апреля снизил учётную ставку на 200 базисных пунктов, с 13 до 11%. Следующее заседание по ставке регулятор проведёт 27 мая.

В качестве причин снижения ставки в НБКР назвали замедление годовой инфляции до 5,2% (по состоянию на 19 апреля) и ослабление внешних факторов.

В комментарии для Tazabek, экономисты Азамат Акенеев и Нургуль Акимова, а также один из валютных экспертов озвучили факторы, которые могли повлиять на решение Национального банка.


«Национальный банк, снижая учётную ставку, снижает и стоимость сома», - валютный эксперт


Валютный эксперт (на условиях анонимности) высказал мнение, что на решение НБКР по ставке появлияло укрепление сома к доллару, на фоне ослабления российского рубля к американской валюте.

В России, по словам валютного эксперта, ожидают роста курса доллара, а тенденции на кыргызстанском рынке, напротив говорят о его ослаблении. Такое соотношение рубля к сому, как объяснил эксперт, не является хорошим фактором для экономики Кыргызстана. Сильный сом по отношению к рублю является положительным фактором для импортёров, но негативно влияет на экспортёров.

«Когда мы снижаем учётную ставку, мы тем самым снижаем стоимость национальной валюты, даем ей повод для снижения. Этот фактор тоже играет роль, когда Национальный банк, снижая учётную ставку, снижает и стоимость сома. По крайней мере пытается», — считает эксперт.

Рынок, по его словам, ожидал от НБКР снижения ставки не на 200, а на 100 базисных пунктов (с 13 до 12% — прим.). НБКР на следующем заседании, по прогнозу валютного эксперта, не станет вновь снижать учётную ставку. Эксперт не исключил, что на текущее решение регулятора повлиял недавний «посыл» из Белого дома об очень дорогих кредитах. По его словам, влияние учётной ставки на рынок кредитования не так заметно.

«Сейчас у нас учётная ставка — 11%, в то же время банки принимают депозиты по 15%. Даже когда учётная ставка была 13%, у нас нет кредитов в сомах по ставке меньше 20%. В основном кредитные ставки в коммерческих банках выше 20% в национальной валюте. У нас как бы учётная ставка есть, но она не так сильно влияет на рынок, как в Европе и Америке. У нас денежно-кредитная политика Национального банка сама по себе, а рынок сам формирует другие ставки и не всегда оглядывается на учётную ставку Национального банка», — объяснил валютный эксперт.

«Нацбанк практически не кредитует банки, как в других странах», - Азамат Акенеев

Экономист Азамат Акенеев отметил, что НБКР использует учётную ставку, как ориентир для кредитов других финансовых институтов. Удерживание ставки на уровне 14-15% на протяжении более двух лет, по его оценке, сказывалось на стоимости денег в экономике. Одновременно регулятору неоднократно предлагали её снизить.

«То что Нацбанк снизил её с 13 до 11%, одно из последствий того, что стоимость денег в экономике должна снижаться. Потому что это кредитование бизнеса, потребительское кредитование. У нас процентные ставки считаются очень высокими», — объяснил А.Акенеев.

А.Акенеев добавил, что бизнесу крайне тяжело кредитоваться в банке на долгосрочные проекты. По этой причине предприниматели берут кредиты на пополнение оборотных средств и на высокодоходные сектора. Снижение, на которое решился НБКР, по словам экономиста, означает отсутствие больших угроз по росту цен по мнению регулятора. А.Акенеев также прокомментировал вероятность ослабления сома к доллару после последнего решения центрального банка.

«Ты снижаешь учётную ставку — деньги в экономике становятся дешевле. Здесь прямая зависимость, во всём мире так и регулируется. У нас, правда, этот механизм не совсем хорошо работает. Потому что Нацбанк практически не кредитует банки, как в других странах. А у них это работает очень четко. Если вы посмотрите, Федеральная резервная система, Европейский центральный банк, как только у них была высокая инфляция, они стали поднимать учётные ставки. Ты когда хочешь, чтобы твоя валюта слабела, ты снижаешь учётную ставку. Снизив учётную ставку, да, в любом случае будет сом немного ослаблен», — объяснил А.Акенеев.

Экономист не исключил, что сом действительно слишком укрепился на текущий момент. Это в свою очередь навредило не только экспортёрам, но и производителям, которым стало сложнее конкурировать с подешевевшими импортными товарами.

«Когда национальная валюта дорогая, для населения становится выгоднее покупать подешевеший импортный товар. Необязательно, что ты экспортёр. Даже если ты продаёшь на внутреннем рынке свой товар, дорогая национальная валюта означает, что твоя конкурентноспособность падает», — объяснил А.Акенеев.

А.Акенеев также прокомментировал вопрос о заметной разнице в размере ставок по потребительским кредитам с учётной ставкой. Так в Кыргызстане при прежней учётной ставке НБКР в 13%, проценты по потребкредитам от 20% и выше. В США, при верхнем уровне ставки ФРС в 5,5%, потребительские кредиты стоят от 8-9%.

Экономист объяснил, что банки Кыргызстана не имеют возможности заимствовать у НБКР по учётной ставке.

«У нас нет такой прямой зависимости от механизма учётной ставки. Что значит учётная ставка в 5,5% в ФРС? Это значит, что банки могут у ФРС кредитоваться под 5,5%, т.е. брать практически неограниченный объем ресурсов, потом эти деньги выдавать потребителям, например, под 8%, накидывая свои операционные расходы.

Что значит, когда у нас 14% учётная ставка? Нацбанк по этой ставке не даёт деньги коммерческим банкам. Это просто он её установил — 14%, это своеобразный ориентир. Но коммерческий банк не может обратиться в Нацбанк и там взять под 14% какую-то сумму, потом вам например выдать под 17-18%. Такой механизм у нас не работает. Поэтому те 26% [процент по потребкредиту — прим.] — это стоимость денег, примерно сложившаяся на рынке», — отметил А.Акенеев.

Коммерческие банки Кыргызстана, как указал А.Акенеев, берут депозиты у граждан по ставке выше 14% и не обладают собственным большим капиталом, одновременно имея более высокие валютные риски.

«Вот сейчас, например, Нацбанк снизил ставку до 11%. Коммерческие банки же не могут по этой ставке брать ресурсы, они всё равно будут брать ресурсы на рынке через депозиты у населения, через свой капитал, через какие-то кредитные линии, у других институтов. Возможно будут привлекать деньги с международного рынка. Под 11% же их Нацбанк не будет кредитовать, чтобы они могли нам например выдать под 15%. Так не работает у нас в Кыргызстане, к сожалению», — объяснил А.Акенеев.

«Экономика остывает по мнению Нацбанка»

Говоря о прогнозах по дальнейшему изменению учётной ставки, А.Акенеев сказал, что не ожидает снижения на следующем заседании. Экономист указал на очень консервативную и осторожную политику НБКР. По оценке А.Акенеева, регулятор сразу же поднимет ставку, как только цены начнут расти. Эксперт также назвал фактор, который повлиял на текущее замедление инфляции.

«То что рост цен прекратился — это один из своебразных показателей того, что большой приток денег в нашу экономику начал постепенно уменьшаться. Это ослабило внешнее давление. Были же внешние факторы, скорее всего какие-то каналы перекрываются, немного экономика остывает по мнению Нацбанка. У нас в последние два-три года, объективно был экономический бум. Очень много денег заходило в экономику — это всё давило на цены, всё росло, товары потребительские, недвижимость, все цены очень сильно росли», — сказал А.Акенеев.

«Возможно идут процессы с крупными компаниями, которые могут быть и не опубликованы», - Нургуль Акимова

Экономист Нургуль Акимова, отвечая на вопрос о возможных причинах снижения ставки, не исключила, что НБКР озвучивает не все факторы, которые повлияли на решение. По её словам, за последний год номинальная стоимость ВВП в реальном секторе выросла в три раза. Это порождает вопросы, почему НБКР, обладая ежедневными и ежемесячными данными, снижает ставку сейчас, а не полгода назад или раньше.

«Думаю, что снижение ключевой ставки связано не только с реальным сектором, не только с внешнеэкономическими параметрами, внешнеэкономической торговлей. В большей степени это связано с финансовым рынком, с межбанковским рынком, а также с процессами слияний/поглощений на уровне компаний, т. е. с корпоративным сектором. Национальный банк обладает большей информацией, чем мы — те, кто пользуется открытыми данными. И возможно идут процессы с крупными компаниями, которые могут быть и не опубликованы. Я думаю, что это снижение, связано исключительно с корпоративным и финансовым секторами, где участвуют банки и крупные корпорации», — объяснила Н.Акимова.

Н.Акимова также указала на более быстрый рост потребительских кредитов и кредитов для бизнеса, который имелся до снижения ставки и таким образом необходимость в «дешёвых деньгах» не была столь острой.

Раскрывая свой тезис о влияния корпоративного сектора на решение НБКР, Н.Акимова указала на текущие процессы перераспределения активов.

«Мы видим в последние полгода или больше тотальную борьбу с коррупцией, разными криминальными элементами. Идут некоторые процессы перераспределения — какие-то компании покидают рынок, какие-то приходят. В корпоративном секторе активизировались сделки по покупке компаний, слиянии или поглощении. В принципе эти процессы всегда были, но возможно не так динамично, как в последний год. Я думаю, что регулятор не мог на это не отреагировать. Потому что так или иначе эти участники являются клиентами заёмного капитала», — объяснила Н.Акимова.

Экономист отметила, что участники корпоративного рынка покупают облигации и другие ценные бумаги, и процессы перераспределения активов вызвали реакцию со стороны НБКР. Текущее замедление инфляции, по оценке Н.Акимовой, является сезонным фактором и вызвано менее активной торговлей, по сравнению с декабрём. Если бы фактор инфляции был приоритетным, то по мнению экономиста, центральный банк пошёл бы на снижение ставки в декабре.

Прогнозируя следующие шаги НБКР по учётной ставке, Н.Акимова считает, что регулятор будет ориентироваться на результаты своей нормотворческой деятельности.

Экономист также прокомментировала вопрос по активности Национального банка в покупке долларов. В апреле регулятор провёл четыре интервенции и всего 5 с начала года, а до этого последний раз покупал валюту в июне 2022 года.

На активность НБКР, по оценке Н.Акимовой, мог повлиять рост рынка криптовалюты в Кыргызстане. Экономист отметила, что регулятор предпочитает не замечать этот рынок. Рост объемов криптовалютного рынка, по словам Н.Акимовой, создаёт асимметрию в статистике и повышает вероятность того, что макроэкономические прогнозы правительства и НБКР могут не оправдаться.

«Чтоб вы понимали. Криптоактивы обналичивают, переводя на обычные расчётные счета. Они же не сидят только в блокчейне и обмениваются, но и реализовывают, создают спрос и предложение на деньги», — объяснила Н.Акимова.

Экономист также прокомментировала вопрос, в чём отличие нынешнего руководства НБКР в лице Кубанычбека Боконтаева, от предыдущего главы Толкунбека Абдыгулова. Смена руководства в центральном банке произошла осенью 2021 года. Новое руководство НБКР, как считает Н.Акимова, лучше прислушивается и реагирует на мнения оппонентов. Вместе с тем, глобальные изменения в НБКР, в котором работает 600 человек, как отметила экономист, невозможны сменой только одного человека.

Закрыть  Закрыть
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

up

×