• 13:22
  • 15 апреля 2024
  • Пн

Как построить ГЭС в Кыргызстане? Интервью с директором строительной компании

16:13, 20 февраля 20248070

В Бишкеке 20 февраля состоялась панельная дискуссия «Зеленая энергетика. Оптимизация энергобаланса». Организатором мероприятия выступил «Росатом».

Перед началом конференции Tazabek побеседовал с директором строительной компании «Эльбрус» Нурдином Эсен уулу. Компания занимается сооружением малых гидроэлектростанций.

— Какие проекты малых ГЭС вы реализуете сейчас и в каких местах они расположены?

— В данный момент мы строим гидроэлектростанции для компании «Сапат.Электро». Один из проектов, которые мы осуществляем, находится в Жалал-Абадской области, в Аксыйском районе, в селе Кара-Жыгач. Там строится малая ГЭС мощностью 2,6 мегаватт. Компания строит ещё две малые ГЭС в Иссык-Атинском районе общей мощностью 4 мегаватт. Всего для «Сапат.Электро» строятся три ГЭС.

— Чем был обусловлен выбор возвести ГЭС в Аксыйском районе?

— Я сам родом из этого района. Выбор обусловлен тем, что там очень хорошая река, очень хороший потенциал. В этой местности был дефицит электроэнергии, как и повсеместно по всей нашей республике. И это место было выбрано, потому что я знаю его с детства. По гидрологии эта река нам наиболее подходит. Было большое содействие со стороны местной власти с выбором земли, с локацией, со скоростью получения документов. Всё было очень быстро сделано.


— Какая это река и на каком этапе находится строительство?

— ГЭС строится на реке Авлетим, на слиянии рек Авлетим и Кара-Суу. Мы начали строить в 23-м году, в феврале, ещё года нет. На данный момент 80% работ выполнено, водозаборный узел на 95% закончен, машинный зал на 95% закончен, оборудование уже прибыло. Идут работы на деривационном канале. И я думаю, где-то в течение весны, мы уже запустим и сдадим в эксплуатацию.

— Вы упомянули наличие деривационного канала. Как я понимаю это необычная плотинная ГЭС, а деривационная?

— Это напорная ГЭС. В связи с тем, что река горная, рельеф позволяет строить деривационную ГЭС мощностью 2,6 МВт. И там очень хорошая река, потенциал воды. Перепады (в объеме воды — прим.) между зимними и летними периодами небольшие. Поэтому электроэнергия будет стабильно поступать.

Есть многие реки, у которых перепад между летней водой и зимней водой очень большой. И поэтому летом воды много, а зимой практически ГЭС останавливается. А Аксыйский район, Чаткальский район расположены у истоков рек, поэтому вода стабильно стекает и мощность электростанций будет стабильной круглый год.

— Ранее вы упоминали, что ТЭО проекта гидроэлектростанции готовит «Росатом». Насколько в Кыргызстане сложно найти проектные институты?

— Наша компания работает в этой отрасли 4-ый год. Мы столкнулись с тем, что очень мало проектных институтов, специалистов, кто может спроектировать, сделать грамотное содержательное ТЭО. Наше сотрудничество с «Росатомом» началось именно с того, что мы заказали у местных специалистов ТЭО, заказали проект.

Когда стройка началась, мы столкнулись с тем, что выявилась разница между проектом и работой на местности. Нам пришлось всё это корректировать и в итоге мы вышли на «Росатом», потому что это российская компания и там очень грамотные специалисты. Они доработали наше ТЭО и наш проект за достаточно вменяемые деньги, и сопроводили нас до этапа строительства и сопровождают сейчас. Они нам разработали ТЭО для следующего нашего проекта — это станция на 30 мегаватт в Чаткальском районе Жалал-Абадской же области. Уже совместно с «Росатомом» подписали меморандум и 50% финансирования «Росатом» берёт на себя.

— На каком этапе две ГЭС, которые будут расположены в Иссык-Атинском районе?

— Они тоже на 95% практически закончены.

— Часто приходится слышать от строителей малых ГЭС о наличии проблем с получением земли. С какими ошибками вы сталкивались и чтобы вы могли посоветовать другим потенциальным инвесторам в малую гидроэнергетику?

— Прежде чем начать оформление земли, так называемый «створ», им нужно пригласить грамотных специалистов, сделать хорошее ТЭО. И потом, уже исходя из ТЭО, брать земельный участок.

Потому что многие сначала берут земельный участок, а потом начинают делать ТЭО. А в процессе разработки ТЭО и определяется где будет стоять водозаборный узел, машинный зал и как будет прокладываться деривационный канал.

А многие люди берут землю, а потом уже делают ТЭО. Получается, возникает разница (между планируемым место для ГЭС в ТЭО и полученным участком — прим.) и приходится землю опять переоформлять. Сначала надо сделать ТЭО, а потом уже, исходя от него, брать земельный участок. Вот это будет правильно.

— Когда считают, какая энергетика дороже — тепловые электростанции, гидроэнергетика, солнечные станции, то всегда приводят расчёты. Грубо говоря, сколько стоит построить станцию с определённой установленной мощностью. И в этом случае сколько будет стоить соорудить малую ГЭС мощностью 1 мегаватт?

— Цена 1 мегаватта малой ГЭС тоже варьируется. Всё зависит от того, какое оборудование будете ставить. Есть оборудование китайское, европейское, российское — цена зависит от этого. Но на нашей практике я могу сказать, что минимальная цена варьируется от 900 долларов до 1500 долларов за 1 киловатт (мощности малой ГЭС — прим.). А один мегаватт у вас будет стоить от 800 тыс. и до 1,5 млн долларов. Это зависит от рельефа, от мощности станции и от оборудования.

— В Минэнерго отмечают, что был принят закон о ВИЭ, что был дан льготный период в 15 лет для повышенного тарифа, по которому закупается электроэнергия у малых ГЭС. По вашему, каким должен быть размер закупочного тарифа, чтобы вы могли окупать свои затраты?

— Ну данный тариф, который сейчас законодательно закреплён — 4,42 (сомов/кВт.ч - прим.), это очёнь комфортный тариф. При хорошей мощности, грамотном ТЭО и хорошем проекте, окупаемость ГЭС, которую в Чандалаше мы будем строить, где-то 5-6 лет. Для таких инвестиций — это очень хороший срок и наше государство сделало огромный шаг навстречу всем инвесторам, бизнесменам, которые вкладываются в гидроэнергетику. Это очень хороший тариф, на данный момент он нас устраивает.

— Вы упоминали про стоимость оборудования. В вашем случае какое это будет оборудование, от какого производителя?

— В нашей ГЭС, которую мы строим в Аксыйском районе, оборудование китайское. А в ГЭС, которые мы строим в Иссык-Атинском районе для «Сапат.Электро», европейское оборудование. В той гидроэлектростанции, которую мы будем строить в Чаткале, у нас есть выбор между европейскими и российскими компаниями. И решение будет приниматься на момент строительства, когда будем проектировать. Сейчас сделано ТЭО и идёт выбор.


— Вы говорили, что есть реки, в которых круглогодично идёт определённый напор, который позволяет вырабатывать электроэнергию круглый год. Возможно «Росатом» советовал районы, в которых строительство ГЭС является более рентабельным?

— В связи с тем, что Кыргызстан страна горная, у нас в основном вся энергетика — это гидроэнергетика. И у нас очень много таких институтов, которые занимаются гидрологией, там есть все данные за последние 60-70 лет. И при выборе рек мы пользуемся данными нашей Академии наук, министерств водных ресурсов, энергетики.

И при выборе рек мы советуемся конечно с «Росатомом», с их специалистами. Они сюда регулярно, каждые два месяца, прилетают. Мы до их приезда отбираем участки с помощью наших специалистов. Показываем им, делаем выезды. Они выезжают, осматривают рельф и дают нам дельные советы. 

Например, один из советов касался рельефа. Я сам по специальности не энергетик, и прежде чем заняться гидроэнергетикой, этот вопрос изучал достаточно. Я понимал, что есть река, есть оборудование, законы физики и должна быть выработка электроэнергии.

Но я на тот момент не учитывал особенности местного рельфа. То есть при прокладке деривационного канала есть сложные участки, есть скалистые участки. Бывает плато, бывают так называемые «карманы», где можно проложить деривационный канал без особых сильных затрат. Именно эти моменты специалисты нам показали и открыли на это глаза. Но и у нас есть молодые специалисты в Кыргызстане, которые это всё проходят, учатся и работают на достаточно хорошем уровне.

— Кого вы видите основным покупателем для своей электроэнергии? Например, с самой крупной ГЭС в Эфиопии электричество закупают майнинг-компании из Китая.

— Знаете в нашем случае государство в лице президента, премьер-министра идёт навстречу нам. В частности, мы — строители и компания начинала свою деятельность именно, как строительная. Затем пришли к тому, что занимаемся не только строительством, но и немного консалтингом.

Мы выбираем место, выбираем как проект будет оформлен документально. Сейчас помогаем нашим потенциальным клиентам в оформлении земельных участков, документов. Поэтому мы не только строим, но и занимаемся консультационными услугами. 

И погрузившись в эту сферу, мы понимаем, что руководители нашего государства сделали очень хороший шаг навстречу нашим бизнесменам, потенциальным инвесторам и поставили хороший тариф. С точки зрения бизнеса — да, конечно, выгодно сотрудничать с компаниями, которые приходят к нам с предложениями по майнингу.

Очень много таких компаний, которые предлагают и тариф получше, но с другой стороны — мы понимаем, что должны нести и социальную ответственность. Поэтому если нам государство даёт льготные условия, даёт земельные участки, идёт навстречу, то будет не совсем правильно работать только «на свой карман».

Поэтому мы (руководство компании) приняли решение, что будем сотрудничать с государством и будем эту электроэнергию продавать государству. Чтобы оно уже использовало её на свои нужды — для населения, промышленности.

— Вы рассказали о расширении своего бизнеса в энергетике. Какие еще проекты думаете реализовать, не только в сфере гидроэнергетики?

— Планы у нас самые смелые, можно сказать наполеоновские. Потому что чем больше мы погружаемся в это дело, тем больше мы видим огромную перспективу. Например, мы сейчас понимаем, что наша страна использует свой потенциал в энергетике всего на 10-15%, например в гидроэнергетике. У нас очень много неосвоенных мест, где работать и работать.

Кроме этого, у нас есть хорошие места, где можно получить энергию из ветра, энергию из солнца. У нас в Кыргызстане 300 дней в году светит солнце — это тоже очень огромный, неиспользованный на данный момент, потенциал, который нужно использовать. Мы уже загружены заказами на строительство ГЭС на ближайшие 5-6 лет. Параллельно с этим наши специалисты работают по вопросам солнечной энергетики, ветряной энергетики — это очень интересно и перспективно.

— Какое примерное количество проектов, над которыми вы работаете?

— На данный момент мы осуществляем три проекта, но у нас также с «Росатомом» подписан меморандум на один из створов в Чаткальском районе. И мы на данный момент оформляем документы ещё на четыре станции. Потенциально ещё 5 проектов у нас впереди.

— У вас, как у строителя, наверное есть мечта построить определенную гидроэлектростанцию, возможно, самую крупную?

— Знаете, у нашей компании нет желания построить одну большую станцию. У нас есть большое желание построить много станций и как я сказал выше — Кыргызстан использует свой потенциал всего на 10-15%. И есть огромное большое желание (если даст Всевышний долгих лет жизни) этот процентаж довести хотя бы до 50%. Было бы замечательно использовать свой гидропотенциал.

— В течение какого времени можно достичь такой цели?

— Я думаю, этот рынок надо осваивать очень долго. Мне сейчас 48 лет, я думаю, и моему сыну, и внуку хватит времени и работы.

Закрыть  Закрыть
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Популярные

up

×