Исключить НДС и ввести только налог на импорт — Как можно реформировать налоговую систему, - глава ПНК КР Ким (интервью)

16:47, 22 декабря 2023Обновлено в 13:12, 24 декабря 202328 639

Tazabek - За последнее время произошло много изменений в Налоговом кодексе. К чему они привели, какие есть трудности, и существует ли идеальная для Кыргызстана налоговая система, мы поговорили с председателем Палаты налоговых консультантов Кыргызской Республики Татьяной Ким.

О митингах и патентах..

- В конце ноября по стране прокатилась волна митингов торговцев рынков, начиная с «Кара-Суу» («Тураталы базары») и заканчивая «Дордоем». Выразите свое отношение к ним.

- Эти митинги, на мой взгляд, возникают в большей степени от страха перед переменами. Обратите внимание, одни торговцы бастуют против ККМ, другие — против патента. Те женщины, которые выходят на митинги и которых нам показали по телевизору и в ютубе, даже не знают, против чего они выступают, это видно невооруженным взглядом.

Но в то же самое время также хорошо видно, что им никто не объяснил, на пальцах не разложил, как они будут работать завтра, что реально изменится.

Налогоплательщик у нас априори ждет, что любые перемены со стороны налоговой службы — это плохо. Для рядового торговца на «Дордое» и на любом другом рынке я не вижу никакой особой разницы между работой по патенту или в зоне особой торговли. И тот и другой режим налогообложения - это та же самая установленная фиксированная ставка налога, которая будет взиматься в некоторой сумме.

Мы могли с таким же успехом оставить для нового режима то же самое название «патент». Изменился только критерий для определения такой фиксированной ставки - раньше был вид деятельности, а теперь стал объем выручки. Но для рядового торговца и сумма, подлежащая уплате, практически не изменилась.

- Президент Садыр Жапаров в интервью одному из СМИ упоминает «третьи силы», которые пользуются людьми на таких митингах. Как вы считаете, есть ли они?

- Все знают, что до 5% предпринимателей на «Дордое» имеют очень большие обороты, которые измеряются даже не миллионами сомов, а миллионами долларов.

При этом они уплачивают в бюджет почти такую же сумму налога, как и простые реализаторы товара. Ради налогообложения вот этих людей и происходит попытка поменять систему налогообложения.

Кыргызстан, к сожалению, — импортная страна, более 80% необходимых товаров у нас ввозится. Тут получается так, что ввозится товар, как правило, уплачивается НДС на границе, а потом теми или иными способами товар просто списывается на патент по каким-то минимальным ценам, растворяется на просторах республики, а часть и на просторах соседних государств и в дальнейшем налогообложению не подлежит. Фактически из под налогообложения уходят очень большие обороты товаров.

О ККМ...

- Торговцев «Дордоя» и «Кара-Суу» освободили от ККМ. На ваш взгляд, это правильно?

- На мой взгляд, нет – это как раз уступка «под давлением». Многие налогоплательщики как огня боятся ККМ, хотя для многих из них, возможно, и большинства, пользование им может принести не повышение налогового бремени, а, наоборот, защитит от необоснованных претензий.

В данном вопросе для меня непонятно другое: размер суммы налога в зоне торговли с особым режимом будет определяться в заявительном порядке, а при переходе из одной категории по величине оборота в другую будет меняться и фиксированная сумма к уплате.

Для меня не совсем понятно, как, практически, в отсутствие ККМ и надлежащего учета, налоговая служба будет контролировать процесс перехода из категории в категорию. Любая неясность - это основа для будущих конфликтов и установления неформальных отношений.

Попытки внедрить ККМ государство делает с 2009 года. Этой проблеме почти 15 лет. И каждый раз, делая шаг вперед, государство отступает обратно. И следствием этого становится только еще большее недоверие со стороны одних налогоплательщиков, и уверенность в том, что митингами можно остановить любые изменения – для других.

Беда в том, что мы внедрение новых механизмов делаем всегда в авральном режиме тогда, когда сроки, установленные законом или поручением уже истекают, без проведения системной разъяснительной работы и обучения. Уже несколько раз менялся Реестр ККМ, которыми можно пользоваться.

Далеко не всем, в частности, людям старшей возрастной категории, удобно пользоваться программным ККМ, особенно если он не подключен к компьютеру.

Аппаратный же ККМ стоит от 16 тыс. - 25 тыс. сомов за аппарат. Чтобы бы вы понимали, для простого реализатора это существенный расход, а для среднего оптового торговца, у которого, к примеру, 5 контейнеров или 5 торговых точек, не так просто взять и 100 000 сомов в один раз потратить, а потом через полгода или год, оказывается, что эти ККМ не годятся, и надо их менять.

Есть информация, что с 1 января опять будет новый перечень утвержден, уже с включением ККМ с чуть другими функциональными возможностями.

- Почему так происходит?

- Потому что в начале пути не была продумана поэтапная работа для достижения цели. Цели ставятся рациональные и объективные, но реализация никуда не годится, это, повторюсь, происходит уже в течение всех предыдущих примерно 15-ти лет.

Происходят кампании по внедрению фискальных инструментов по одной и той же схеме: намечается цель, назначаются минимальные сроки для ее достижения, внедрение осуществляется наскоком и в приказном порядке, а затем накал спадает, внедрение ни одного инструмента не доводится до конца.

От такой системы страдает добросовестный налогоплательщик, а значительная часть недобросовестных «ускользают» из поля администрирования.

Как говорится, семь раз отмерь, а потом один раз отрежь, мы же ничего не измеряем, а каждый раз отрезаем столько, сколько удастся достать, потом бросаем.

Налоги - это очень чувствительная зона, тем более, когда речь идет не о самой образованной части населения, которая фактически выживает и легко консолидируется в маленьком или большом масштабе. Мы имеем реакцию на неотработанную в целом систему.

А что если без ККМ...

- Без ККМ можно было обойтись вообще?

- На мой взгляд, за это время можно было бы вообще кардинально подойти к решению проблемы рыночной торговли. Ведь эффективного инструмента по управлению рыночной торговлей введенный особый режим в зоне торговли опять-таки не дает.

За столь длительный период мы могли бы, например, создать или позаимствовать платежную систему, обеспечивающую безналичную оплату при помощи QR-кода, установленного в электронных гаджетах, при этом максимально ужесточив ограничение для наличного оборота.

И с каждой транзакции просто взимать условный налог в 1-2 процента, это происходило бы в платежной системе автоматически. И этого было бы более чем достаточно. Не надо контролировать каждую мелочь, никакого администрирования практически вообще не надо.

И каждый платил бы только с того, что он реально продал. Торговец не работает в этом месяце, значит, он ничего не заплатил. Продал товаров на 10 миллионов – тоже заплатил, и никаких порогов и ограничений. Думаю, такой вариант всех бы устроил. Но, конечно, такое движение требует многих лет постепенного продвижения. Мы же бросаемся из стороны в сторону, пытаясь внедрить то один инструмент, то другой, хотим быстрых результатов, а в итоге почти ничего не получаем, а только раздражаем налогоплательщиков.

Посмотрите на тот же Китай, Южную Корею. Там в глубинке в отдаленных деревеньках прямо с грядки у бабушки при помощи телефона можно купить редис или килограмм той же картошки.

С годами такое можно внедрить и избавиться от армии налоговиков, уйти от мелкой коррупции и вообще не напрягать предпринимателя. У них достаточно тяжелый труд. Попробуйте вот так на жаре или холоде постоять весь день. Очень многие из них рано утрачивают здоровье. Они работают до какого-то времени, пока могут, кормят своих детей, внуков, родителей. По большому счету для государства этого должно быть достаточным.

Про пороги, в том числе НДС...

- То, что президент пообещал проработать вопрос поднятия порога оборота с 8 млн до 15 млн сомов для освобождения от уплаты налога, Вы считаете, это правильно или нет?

- Мы с огромным трудом за предыдущие 20 лет приучили население к уплате налогов, к пониманию ими обязанности, как граждан, их платить. Пусть это небольшие налоги, такие как земельный, или на автотранспорт, за патент, но за эти годы большинство налогоплательщиков начали понимать, что такое налоги, что у них есть налоговое обязательство, его надо исчислить, уплатить и подать отчетность, причем вовремя.

Это момент воспитания налоговой культуры и общества в целом. Сейчас мы пошли по пути нулевой ставки с предпринимательской деятельности. В плане бюджета она не дает ни большого ущерба, ни большого прибытка.

Но при этом теряется главная социальная составляющая. Сама по себе идея освобождения от уплаты налога мелкого бизнеса на какой-то период не так уж и плоха на стадии становления экономики, как это было во Вьетнаме в послевоенный период, или в Грузии на первой стадии создания налоговой системы, и это был положительный опыт.

Но тут важны два следующих аспекта.

Первоначальная идея была очень конструктивной: если используешь ККМ, то можешь не уплачивать налог. Но мы потихоньку от этой концепции отходим и разрешили уже на стратегических рынках ККМ не использовать.

Теряется смысл и эффективность инструмента.

И второй аспект: если мы освобождаем малый бизнес от уплаты налога, какова цель таких налоговых каникул? Мы хотим внедрить какую-либо систему, позволяющую автоматически уплачивать налог – тогда все отлично. А если мы вводим вечное освобождение от уплаты налога, тогда это ворота для сокрытия торговых оборотов. Ответов на эти вопросы общество не получило.

- Исключение порога по НДС - это откат назад?

- В известном смысле да. Налоговая система в любом государстве так функционирует, что когда мы предоставляем льготы одной категории налогоплательщиков, мы неизбежно дискриминируем другую категорию. И сегодня в Кыргызстане имеем именно такую ситуацию. Мы убрали регистрационный порог по НДС. Для кого-то это стало очень хорошо, а для налогоплательщиков НДС- это очень невыгодно.

Что мы сделали сейчас: мы какую-то часть налогоплательщиков полностью освободили от уплаты налогов вплоть до нуля, а для других налогоплательщиков, которые продают такой же товар субъектам, которые не уплачивают или почти не уплачивают налог, мы ввели повышенный налог с продаж —до 4-х%.

В такой ситуации конкурентоспособность, в основном, среднего или крупного предпринимателя снижается, растет неравномерность налогового бремени разных категорий налогоплательщиков, которая и до этого была довольно велика.

- Простыми словами, что значит убрать регистрационный порог по НДС?

- До 2022 года, если объем реализации товаров, работ или услуг налогоплательщика превышал 8 млн сомов, то он должен был зарегистрироваться по НДС и работать в системе НДС на общем режиме.

Сейчас порог по НДС исключен. Уплачивать единый налог можно любому налогоплательщику реального сектора без ограничения, за исключением нескольких специальных видов деятельности.

Оборот может быть 1 млрд сомов и с него можно уплачивать единый налог.

Но картина налогообложения получается такая в этом случае: например, производитель металлоконструкций-налогоплательщик НДС приобретает партию металла, например, стоимостью 10 млн сомов, а затем продает произведенные металлоконструкции за 15 млн сомов.

Если бы он покупал металл у налогоплательщика НДС, как это было до 2022 года, то он смог бы 1,2 млн сомов взять к зачету при уплате НДС и сумма НДС к уплате составила бы 1,8 – 1,2 = 0,6 млн сомов.

Приобретая же товар у плательщика единого налога, производитель должен будет уплатить в бюджет всю сумму НДС, исчисленную от стоимости реализации готовых конструкций, то есть 1,8 млн сомов.

То есть на налогоплательщика НДС ложится нагрузка по всей производственной цепочке. Такому производителю работать в новой системе невыгодно. А если добавленная стоимость производства невелика, то стоимость приобретенного материала может занимать в стоимости готовой продукции до 80 процентов, тогда «невыгодность» работы в общем режиме еще увеличивается.

То есть данные изменения провоцируют возникновение дисбаланса в экономике. А если же оба плательщика в нашем примере – плательщики единого налога, то проявляется каскадность единого налога – то есть последующий налогоплательщик будет свой налог накручивать на единый налог, который входит в стоимость приобретенного сырья, то есть будет начислять НДС не на свои доходы, а на произведенные затраты. Это большая проблема.

- Нужно было оставить этот порог по НДС?

- Возможно, надо было его повышать, потому что растет инфляция, девальвация валют происходит, как и во всем мире. Но в системе НДС исключать его нельзя. Либо, сказав «А», надо сказать и «Б» и вообще уйти из сферы НДС. Это тоже будет вполне рациональным решением.

Тем более, что эффективно его администрировать мы так и не научились. В дополнение к предыдущему примеру можно сказать, что отсутствие возврата НДС бизнесу и значительные ограничения для его возмещения уже превратили его в налог с оборота.

Остается только удивляться уровню живучести наших налогоплательщиков. США и Япония прекрасно живут без НДС. Они платят налог с продаж. При этом в Японии он очень дифференцированный: от 1% до 15%, а в США главным налогом является корпоративный налог и налог на доходы граждан.

Про ЭСФ и ЭТТН и штрих-коды

- Многие бухгалтера жалуются на трудности, связанные с оформлением электронной счет-фактуры (ЭСФ) и электронной товаро-транспортной накладной (ЭТТН) и учетом по ККМ. В чем сложность?

- Попробую кратко изложить суть возникающих трудностей. Инструменты ЭСФ, ККМ и ЭТТН хорошие сами по себе, но они должны работать в единой системе, чтобы налогоплательщик мог свой бухгалтерский учет, который он в любом случае ведет, сопоставить с системами оформления и учета данных инструментов, а также перенести данные для их оформления автоматически из бухучета.

Сейчас же приходится отдельно вводить данные для бухгалтерского учета и отдельно в каждый из программных модулей ЭСФ и ЭТТН, также отдельно оформлять чеки ККМ, причем все четыре системы, хотя и касаются одного и того же предмета, построены на основе разных классификаций данных, и требования к ним различны.

Но при этом показатели по всем четырем системам должны друг с другом в итоге совпадать. Любое расхождение будет признано риском. Это задача просто гигантского размера для налогоплательщиков, например, торговой сферы, с большим перечнем товаров.

Сегодня практически каждого налогоплательщика в этой сфере можно наказывать за несвоевременное или неправильное оформление ЭТТН. И напоминаю, что с 1 января 2024 года действие отсрочки по штрафам за неприменение ЭТТН прекращается.

- Как систему нормализовать? Каким Вы видите выход?

- Что касается применения фискальных инструментов, это достаточно просто. Налогоплательщик получает при покупке товара счет-фактуру или инвойс от поставщика, в нем там указаны позиции: наименование товара, код ТНВЭД, иногда артикул товара, цена за единицу, количество и общая сумма. Этих данных хватает для полной идентификации товара и для отслеживания его перемещения, а также любых других фискальных целей.

Точно такая же форма должна быть у ЭТТН. Причем учет данных по ЭСФ, ЭТТН, ККМ должны быть в едином программном модуле, который интегрирован с бухгалтерской программой субъекта, чтобы налогоплательщик, введя данные, например, по реализации товара один раз в свою бухгалтерскую программу, мог получить в программном модуле ГНС (или в своей программе) уже оформленные ЭСФ, ЭТТН или чек ККМ, в зависимости от того, какой документ требуется.

Мы же превратили ведение учета в ад, деля товары еще и по штрих-кодам. В отдельных случаях учет по штрих-кодам может в десятки раз усложнить учет. То есть надо вести отслеживание товара по тем параметрам, по которым они получены и в едином программном обеспечении.

- А чем плоха отчетность по штрих-кодам?

- В ЭТТН, в отличие от ККМ и ЭСФ, а также бухгалтерского учета, сегодня надо делать разбивку по штрих-кодам товара. А это означает, что, к примеру, если налогоплательщик приобрел для торговли какое-то количество фломастеров одной стоимости, но разного цвета, то при построении системы ЭТТН на основе штрих-кодов он должен будет учитывать эти фломастеры не как одну учетную единицу, каковой они все и являются, а, например, по 12-ти или 24-м позициям, в зависимости от палитры цветов, так как штрих-коды у них разные.

И у налогоплательщика вместо одного товара, получается уже 12 или 24. А если это еще и мужская рубашка, то тогда количество цветов нужно умножить еще и на размеры, потому что каждый размер обладает также отдельным штрих-кодом.

И у налогоплательщика уже вместо одного вида товара получится уже от 30-ти до 50-ти! А когда это детское или взрослое белье, носки, у налогоплательщика уже может возникнуть обязанность вести учет нескольких тысяч позиций мелких товаров вместо двух-трех десятков.

И весь этот дополнительный учет нужно вести только и исключительно в целях заполнения ЭТТН. Это просто абсурд. И при этом надо, чтобы весь этот подробный учет потом совпал с бухгалтерским учетом и с показателями полученных счетов-фактур и выписанных ЭСФ, в которых такая разбивка, естественно, отсутствует.

При этом повторюсь, данных, которые указаны в счете-фактуре поставщика относительно товара, достаточно для целей любого учета и любых фискальных целей.

- С чего вообще мы взяли эти штрих-коды?

- Это чисто умозрительное решение, наше местное изобретение, положенное в структуру каталога товаров, который создает ГНС. Как-будто каталог создается ради каталога. При этом, наверное, стоит упомянуть, что изначально в требованиях к ЭТТН было очень много других необоснованных обязанностей налогоплательщика, многие из них из проекта соответствующего постановления исключены по предложениям бизнеса, но новое постановление пока еще не принято по неясной причине.

Например, в ЭТТН надо было указать фамилию водителя, номер транспорта, на котором налогоплательщик товар повезет. То есть, если хлеб передают в магазины в 5 утра, то бухгалтер должен был быть на работе в это время для заполнения ЭТТН, потому что не может знать, на какой машине будет отправлен товар и с каким водителем. Это был тот еще кошмар. Многие бухгалтеры просто уволились из компаний, в которых надо было заполнять ЭТТН по широкому перечню товаров.

-А вообще, может эта система увеличить собираемость налогов? Что-то есть хорошее? Эти мучения должны же чем-то оправдываться

- Эти инструменты как таковые очень эффективные, но при двух условиях:

  • первое, – их адекватная рациональная реализация, которой не наблюдается;
  • второе, – внедрение их применения хотя бы у 90 процентов налогоплательщиков.

До этого результата, судя по отзывам налогоплательщиков, еще очень далеко. В противном случае достигается противоположный результат – некоторым плательщикам проще уйти в тень или скрыть часть оборота, нежели применить инструмент ЭТТН в полном объеме в его сегодняшней реализации.

Таким способом сконструированные программные продукты будут указывать риски по неуплате налогов там, где этих рисков нет.

В итоге мы от достаточно внятной налоговой системы ушли. У нас было 8 налогов в налоговой системе, и, по большому счету, добровольный и обязательный патенты, и единый налог, если не говорить о специфическом режиме СЭЗ. Все было достаточно понятно, четко и ясно.

Ставки были одинаковые для всех, никаких системных проблем не было вообще. Сегодня же, когда мы исключили регистрационный порог по НДС, весь реальный сектор имеет право работать по единому налогу, но при этом оставили параллельно и общий режим налогообложения, который включает НДС.

Получается, что мы, используя две параллельные несоединимые системы, мы убиваем бизнес тех, кто работает по общему режиму, поскольку НДС обеспечивает нормальное налогообложение только тогда, когда он распространяется на всю экономику.

Кроме того, для мелкого бизнеса появилась масса версий по ставкам единого налога от 0% до 8% при соблюдении различных условий.

Сколько сейчас у нас налогов?

- У нас сегодня 7 налогов, но вместо 3-х специальных налоговых режимов, у нас появился еще целый ряд новых режимов. Кроме того, если раньше нормы по ставкам единого налога были изложены в нескольких предложениях, то теперь статья 423 Налогового кодекса занимает почти 2 страницы.

Фактически, отдельно указанные в ней ставки единого налога - это тоже отдельные режимы, поскольку имеют требования, построенные исходя из разных подходов.

Для такой отрасли одни ставки, для другой - другие, а при соблюдении определенных условий – и третьи и пятые и еще другие.

Есть аксиома налогообложения – чем больше вариабельность ставок, тем сложнее их администрировать, а, значит, легче уклониться от налогообложения, а на этой почве легко развиваются коррупционные проявления, потерпевшей стороной является добросовестный налогоплательщик.

- А сами предприниматели не путаются?

- Конечно путаются. Представители малого бизнеса, а зачастую и среднего ничего до конца не понимают в новых условиях налогообложения и просто не могут сделать правильный выбор. Ведь в итоге мы имеем более двух десятков вариаций налогообложения.

Называть эти разные режимы налогообложения можно одним наименованием или разными, это не играет роли: если у них разные условия и критерии для того, чтобы субъект мог работать по таким ставкам, это по сути разные режимы. Мы опять раздули налоговую систему до какого-то невероятия.

- Если бы это было в Ваших возможностях, то какую налоговую систему Вы бы ввели? Идеальную для Вас?

- Идеальная для Кыргызстана и просто идеальная - это разные вещи. В идеальной системе НДС - это хороший налог, он достаточно справедливый, потому что распределяет налоговую нагрузку между сторонами взаимодействия в процессе производства и торговли пропорционально произведенной добавленной стоимости.

Но в нашей стране нам так и не удалось обеспечить его бесперебойное функционирование. В таком случае и, коль скоро мы пошли путем радикального упрощения налогообложения, то надо дойти по этому пути до конца.

Но мы и этого не сделали, поскольку на сегодняшний день у нас есть огромное препятствие для перехода с общего режима на единый налог.

При переходе на единый налог налогоплательщик должен уплатить НДС с остатков материальных ресурсов и активов. Когда это правило действовало только для мелкого бизнеса, эти суммы были минимальными, но сейчас, когда у среднего и крупного бизнеса появилась возможность перейти на упрощенный режим, то НДС с остатков активов выливается в десятки и сотни миллионов сомов.

А единовременная уплата такой суммы для большинства налогоплательщиков означает просто-напросто банкротство.

Так вот, идеальная система для Кыргызстана, наверное, была бы такая в ближайшем будущем: налог на импорт, который сразу ляжет в себестоимость товара, НДС на поставки не будет существовать, внутри страны для реального сектора будет работать только единый налог.

Не нужны никакие зачеты, вычеты, возмещение и прочее, а, значит, и сложный учет, и сложное налоговое администрирование, даже консультироваться у налоговых консультантов будет не нужно.

Но при этом надо будет обеспечить полное пользование всеми фискальными инструментами, которые введены, но сконструированные разумно. Это должно быть одно программное обеспечение, которое интегрировано или вшито в бухгалтерскую программу, — не на каком-то сайте, куда налогоплательщик должен войти, использовав многочисленные платные ключи, и делать бесконечный ввод данных и выверки, но эти документы должны формироваться в бухгалтерской программе автоматически из данных текущего бухгалтерского учета.

Такой единый налог должен быть дифференцированным. Могло бы быть реально 6-8 видов ставок в зависимости от вида деятельности и, возможно, категории плательщика по объему оборота. Но, конечно, такая система должна быть тщательно обоснована экономическими расчетами. При этом надо исключить все льготы, за исключением социальных льгот. Налоги должны платить все и, желательно, относительно справедливо, пропорционально доходам.

А если уже говорить о совсем идеальной системе - сейчас я перехожу уже в область фантастики - это относится ко времени, когда налоговая служба будет просто аналитическим и статистическим ведомством с количеством сотрудников 200 человек, из них 20 будут методологами высокой квалификации и заниматься обоснованием корректировок текущих ставок налогов в зависимости от условий ведения бизнеса в каждом секторе экономики.

Еще 200 сотрудников будут заниматься разработкой программного обеспечения и технической поддержкой программной инфраструктуры.

При этом бюджет государства будет собираться очень просто: ставка налога будет частью тарифа за услуги, объем потребления которых определяется точно и автоматически, например, за такие как пользование интернетом, потребление воды, электричества и тепла, ГСМ, банковские услуги и услуги платежных систем и т.п.

Компания, получившая от потребителя плату за оказанную услуги перечислит часть полученного платежа в бюджет, согласно установленной ставке.

Вот и все. Никакого администрирования, никакого учета и отчетности. Все население занято в реальном производстве, творчеством или наукой.

За последними событиями следите в Телеграм-канале @tazabek_official

Доступ к Tazabek (расследования, обзоры, рейтинги, интервью, инфографика и Аналитика) + архив

год8950 сомподписаться?
Данные тарифы действуют только для частных лиц.
Если вам необходим корпоративный доступ к материалам (для организаций, госорганов, ведомств и т.д), пожалуйста, свяжитесь с нами по почте info@akipress.org
Мобильное приложение Tazabek:
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком