• 14:40
  • 9 февраля 2023
  • Чт

Не больше 1%. Почему большинство районов Кыргызстана живет без инвестиций и становится беднее

Tazabek - В феврале 2020 года за один день свыше 800 человек в Кара-Балте потеряли свою работу. Предшествовало этому первое закрытие нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) «Джунда». Хоть частично зарплаты бывшим работникам НПЗ и сохранили, многие карабалтинцы отправились на городскую биржу труда, а самые смелые — в столицу страны, Бишкек, на заработки.

Инвестиции не работают

Это не первый случай, когда «Джунда» закрылась. Например, приостановке работ на НПЗ в середине 2018 года предшествовала неудачная попытка Государственной налоговой службы (ГНС) собрать налоги, и конфликты между руководством завода и местными рабочими.

Многие, в том числе и нынешний глава кабмина Акылбек Жапаров, называли приостановку деятельности завода решением политическим. Предлогом стала как раз неуплата налогов, несмотря на то, что ежегодно завод приносил в бюджет 1,8 млрд сомов, или 22 млн 219 тыс. долларов. После проверки деятельности НПЗ Финполицией, стало известно: руководство «Джунды» не показало налоги на 32 млн сомов, или 387 тыс. долларов. По словам тогдашнего министра экономики Олега Панкратова, судебные разбирательства из-за сокрытия налоговых выплат «ухудшили ситуацию на НПЗ».

Решение властей закрыть завод могло стать катастрофой для экономики Кыргызстана и всего региона. НПЗ выплачивал в бюджет 1 млрд 836 тыс. сомов ежегодно, но его хотели закрыть за нарушение, оцениваемое в 32 млн сомов. В итоге, в конце ноября 2018 года он продолжил свою работу. Второй раз и уже окончательно на предприятии приостановили деятельность в феврале 2020 года из-за пандемии коронавируса. Китайские специалисты, от которых зависела работа завода, уехали на празднование Нового года в КНР, но так и не смогли вернуться.

Теперь предприятие простаивает и не приносит никакой пользы. В итоге, свыше 800 кыргызстанцев в Кара-Балте остаются без работы, а инвестиции в основной капитал (затраты, на создание, воспроизводство и приобретение основных фондов — зданий, оборудования и д.р.) Жайылского района сократились в 5 раз.

С подобной ситуацией за последние несколько лет столкнулись и другие 13 районов, а также столица Кыргызстана. Спустя четыре года почти ничего не изменилось: приток инвестиций наблюдается только в город Бишкек и Жети-Огузский район (из-за деятельности рудника «Кумтор». — прим).

На фоне оттока капиталов после пандемии, инвестиционных скандалов и растущей зависимости регионов от денег извне, совсем недавно международное агентство Moody`s понизило кредитный рейтинг КР до уровня B3 с негативным сценарием.

Теперь иностранные доноры и предприниматели будут опасаться инвестировать в экономику Кыргызстана. Министр экономики Данияр Амангельдиев считает, что привлекать деньги в страну станет «очень сложно». Тем не менее, это необходимо для дальнейшего развития.

Глава Международного делового совета Аскар Сыдыков видит в складывающейся ситуации неспособность чиновников решать задачи, поставленные президентом страны. По его мнению, Садыр Жапаров нередко говорит о важных и нужных реформах, но на практике его слова не соблюдаются. «Нам надо привлекать деньги из-за рубежа», - считает эксперт.

Регионы вне развития

По словам эксперта Эльдара Таджибаева, горнодобывающие компании в регионах обеспечивают работой 18 тыс. человек, а если учитывать сферу обслуживания, то и вовсе более 30 тыс. человек. «Регионы развиваются, а социально-экономическое положение улучшается от их деятельности».

Во время анализа данных Национального статкомитета, мы узнали: в 27 районах КР инвестиции в основной капитал не превышают даже 1% от общего объема. Это ужасающие цифры для кыргызстанской экономики, ведь большинство вложений приходится на Бишкек и Жети-Огузский район (месторождение Кумтор. — прим). Получается, что в большинство районов республики почти не инвестируют.

Для привлечения инвестиций в другие регионы нужна базовая инфраструктура, коммуникации и возможность создавать промышленные объекты, считает экономист Нургуль Акимова.

«Это и доступ к электричеству, мощностям, и предсказуемость местных властей <...> И чем больше будет создаваться условий для развития услуг и открытия объектов малого и среднего бизнеса, тем больше мы увидим экономической устойчивости в регионах. И чем быстрее что-то изменится, тем быстрее откроются разные предприятия», - рассказывает она.

А вот ситуацию, когда целые регионы впадают в зависимость от больших инвестиций и теряют устойчивость можно изменить, если власти поддержат малых и средних предпринимателей (МСП).

По мнению Н.Акимовой, у МСП и крупного бизнеса изначально неравные условия: международные компании зачастую имеют деньги на адвокацию, лоббирование своих интересов и ценностей, а чиновники нередко встают на их защиту.

«И чаще малый и средний бизнес остается со своими проблемами наедине. Если бы законодатели и местные органы власти в регионах стимулировали малый и средний бизнес к развитию, это стало бы драйвером изменений и стабильности: у него не было бы препятствий, и ему был бы доступен капитал», - добавляет Н.Акимова.

Но на самом деле, ситуация малого и среднего бизнеса в регионах плачевная: ему никто не помогает.

Например, по мнению опрошенных нами экспертов, процентную ставку местным предпринимателям в областях выдают на два процента дороже, чем в больших городах. А это не мотивирует бизнес брать деньги взаймы и развивать экономику в регионах.

«Мы должны смотреть на инвестиции не только как на прямые и иностранные, но и как на ресурсы банковского сектора, направляемые в реальный сектор экономики. То есть внутренние инвестиции более мобильны и эффективны, если они будут доступны, учитывая специфику местности», – отмечает Н.Акимова.

По мнению эксперта Аскара Сыдыкова, бизнес в Кыргызстане сталкивается с большим количеством рисков (отсутствием стабильного законодательства и т.д. — Прим), на которые малые и средние предприятия — потенциальные драйверы регионов, не идут. Поэтому они и не имеют стимула масштабироваться, а инвестиции продолжают направляться в крупные горнодобывающие компании.

На те же грабли

Почему же снижается кредитный рейтинг Кыргызстана? По мнению экономистов, среди причин: преследование инвесторов, политическая нестабильность, приграничные конфликты и давление на журналистов.

К слову, об этом еще будучи депутатом говорил и нынешний глава кабмина Акылбек Жапаров: «Мы привыкли, что камнями гоняем их [Прим.- инвесторов] туда-сюда, а потом говорим, что не можем привлечь инвестиции». С тех пор инвестиционная привлекательность Кыргызстана только ухудшилась.

Экономисты для выхода из инвестиционного кризиса предлагают улучшать законодательство и нормативно-правовые акты для защиты предпринимателей. Но в последнее время в Кыргызстане, наоборот, принимаются постановления, не имеющие и намека на помощь бизнесу. Так, по закону «О порядке взаимодействия с органами Национальной безопасности», предпринимателей заставят предоставлять всю информацию о своей деятельности в ГКНБ. Государство будет иметь право на получение 30% от выручки иностранных золотодобывающих компаний по изменениям, внесенным в закон «О недрах». А после принятия нашумевшего закона «О ценообразовании», власти смогут диктовать бизнесу, по каким ценам продавать те или иные товары.

Еще одна проблема, по мнению экспертов, — отсутствие инвестиционной стабильности. Она не позволяет регионам развиваться. Председатель правления Института политики развития Надежда Добрецова считает, что большинство инвестиций в Кыргызстане спекулятивные. По ее мнению, в стране надо создать систему прогнозирования и искать инвестиции, подходящие каждому конкретному региону, опираясь на статистические данные.

Но для этого одной политической воли недостаточно: нужны компетентность и ответственность госорганов. А пока ничего не изменится, зависимость регионов от крупных и спекулятивных инвестиций будет расти.

Но нынешний кабмин не теряет надежд и намерен исправить ситуацию по-своему, и не советуясь с бизнесом. Недавно министр экономики Данияр Амангельдиев рассказал: «Минфин Кыргызстана будет поручаться за деньги, вкладываемые иностранными инвесторами в нашу экономику». Теперь власти обещают обеспечивать возвратность инвестиций, если зарубежным бизнесменам помешают вести свою деятельность внутри страны. По словам главы Минэкономики, это вынужденная мера из-за недавнего понижения кредитного рейтинга. Вероятно, других способов решить проблему, кроме как заранее ставить Кыргызстан в ряд стран с нестабильной инвестиционной средой, кабмин не рассматривает.

Но многих инвесторов гарантии от властей, похоже, устраивают, и они готовы продолжать свою работу. Директор «Джунды» Ю Шань Линь рассказал нам, что снова завод откроют в следующем году, но для начала там проведут модернизацию.

По планам, руководство намерено вложить в предприятие еще 519 млн долларов.

«Для подготовки к модернизации мы хотим инвестировать 30 млн долларов. Тогда завод снова начнет работу в следующем году. До приезда китайских инженеров постараемся построить общежитие. Для нас самое главное — разрешительные документы, а их получить очень тяжело», - рассказывает он.

Но в конечном счете вопрос, что будет с работниками и жителями региона, если завод в будущем снова закроют, остается открытым. Отвечать на него придется властям.

Авторы: Алина Осмонова, Маден Усманов

Data-редакторы: Андрей Дорожный, Айзада Тома

Редактор: Светлана Ахметшина

За последними событиями следите через наш Твиттер @tazabek

Доступ к Tazabek (расследования, обзоры, рейтинги, интервью, инфографика и Аналитика) + архив

год8950 сомподписаться?
Данные тарифы действуют только для частных лиц.
Если вам необходим корпоративный доступ к материалам (для организаций, госорганов, ведомств и т.д), пожалуйста, свяжитесь с нами по почте info@akipress.org
Мобильное приложение Tazabek:
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Популярные
Закрыть  Закрыть

up

×