• 19:30
  • 28 июня 2022
  • Вт
Кыргызча

Миллиарды в обход статистики: Почему данные об импорте Кыргызстана, Казахстана и Китая не сходятся, и причем тут коррупция

12:36, 20 мая 2022Обновлено в 08:38, 30 мая 202223 901

На заседании 6 апреля глава Кабинета министров Акылбек Жапаров затронул вопросы несоответствия таможенной статистики, которую публикуют государственные органы Кыргызстана и Китая.

Tazabek проанализировал данные по импорту товаров и увидел ощутимые расхождения.

Расхождение данных в объемах импорта продукции в Кыргызстан из Китая в 2021 году составило $6 млрд. При этом разница есть как с Китаем, так и с другими странами.

Ситуация усложняется и тем, что большая часть товаров, ввозимая в Кыргызстан из Китая, экспортируется для перепродажи в другие страны. Кроме того, Кыргызстан — участник ЕАЭС, где особая система таможенного декларирования продукции.

По мнению экспертов, расхождения в статистике импорта связаны с коррупционными схемами на таможне и контрабандой товаров. Издание Tazabek провело собственное исследование и выяснило, почему данные не соответствуют реальному положению дел, и как разница в статистике вскрывает «серую» подноготную кыргызской таможни.

Контрабанда в «рамках закона»

«Норма расхождений в товарообороте между Кыргызстаном и другими странами может составлять максимум 10%», — говорит председатель Ассоциации грузоперевозчиков Кыргызстана Темирбек Шабданалиев. Однако на самом деле, к примеру, китайская статистика по импорту превышает кыргызскую в 5 раз.

«Это говорит о коррупции. Нам заявляют, что между Кыргызстаном и Китаем разные методики подсчета. Они, конечно, разные, но нам уже на протяжении 10 лет такие басни рассказывают. За это время они (Кыргызстан и Китай.- прим) вполне могли бы привести в соответствие методики подсчета», — считает он.

Вероятно, никто не заинтересован в оптимизации этих методик. По словам Шабданалиева, часть денег, не указанных в статистических данных, оседают в карманах таможенников. В самой Государственной таможенной службе (ГТС. - далее по тексту) затруднились ответить Tazabek, с чем связано расхождение в данных по импорту из России и сослались на Нацстатком.

«Дополнительно информируем, <...>, уполномоченным органом за ведение статистики по взаимной и внешней торговли товарами <...> является Нацстатком», — говорится в письменном ответе ГТС. Дать комментарий изданию в таможне тоже отказались.

Мы узнали несколько схем, которые позволяют провозить товары и искажать статистику. Например, сотрудники таможни при экспорте дорогостоящей продукции вписывают в декларации более дешевые товары, тем самым торговцы недоплачивают пошлину и искажают статистику. В таких схемах задействованы, как таможенники, так и продавцы с обеих сторон, заявляет Темирбек Шабданалиев.

«По декларации они везут детские игрушки, а на самом деле там компьютеры, смартфоны и другая дорогая техника. В результате у них получаются низкие таможенные платежи и охваты количественные. Это тоже лазейка. Они меняют номенклатуру товаров целиком», — рассказывает эксперт.

При этом замена товаров — не обычная пересортица. Контрабанда продукции, и, как следствие «серые» импорт и экспорт — главная причина, почему торговая статистика не отражает реальное положение дел.

Ряд независимых экспертов тоже считают, что расхождение в данных связано, в первую очередь, с коррупцией. После расследований журналистов о серых схемах в ГТС, ставшим нарицательным именем Раима-миллиона (прим. - Раима Матраимова) и последовавшими за этим задержаниями чиновников из таможни, правительство стало тщательнее подходить к отбору кадров для госорганов.

«Так называемых «серых схем» уже намного меньше - их (таможенников. - прим) привели в чувство. Но 5 лет тому назад у каждого таможенника было 3-4 торговца, которые на них работали. Они взаимообогощались. Таможенники в то время продавались за деньги. Теперь такое реже встречается», — поясняет Шабданалиев.

Кто виноват

Среди госорганов большую ответственность за прохождение продукции через границу с КНР и декларирование товаров несет Государственная таможенная служба. Государственная налоговая служба тоже влияет на показатели, но лишь отчасти, ее главная цель — администрирование импорта внутри ЕАЭС (с Россией, Казахстаном, Беларусью и т.д. - прим).

«Есть продавцы, которые привозят товары, нам сдают отчет и уплачивают соответствующие налоги», — рассказывает зампредседателя ГНС Нурлан Умтулов.

С ним соглашается и Т.Шабданалиев: «Налоговая, возможно, и имеет какое-то отношение к коррупции. Это касается Китая, но и в этом случае, в первую очередь, Таможенная служба виновата», — поясняет он.

Китайский синдром

Продавцы из Китая, в отличие от своих коллег из центрально-азиатских стран намеренно увеличивают экспортные показатели. В начале февраля издание «LS» со ссылкой на Комитет госдоходов Казахстана писало, что при оформлении декларации в КНР допускается упрощение кодирования заявленных к таможенному оформлению товаров.

«В частности, разрешается указывать один код из десяти товаров по наивысшей стоимости, что также влияет на расхождение статистики», - пояснили изданию в Комитете госдоходов Казахстана.

Вероятно, это делается для поощрения китайских продавцов и роста экспорта КНР в другие страны. Таким образом цифра в денежном выражении выходит завышенной.

Счетная палата Кыргызстана в своем заключении к проекту бюджета на текущий год тоже сравнивала таможенные данные КР и КНР за 2020 год. Согласно их заключению, снизив расхождения в торговле с Китаем и Узбекистаном, ГТС способна увеличить доходы бюджета на 31 млрд сомов.

Анализ данных Главного таможенного управления КНР показывает, что большая доля импорта ($5,5 млрд) приходится на товары из Синьцзян-Уйгурского автономного района, граничащего с Кыргызстаном. Всего, по китайским данным, импорт в прошлом году составил $7,5 млрд, из которых больше половины пришлось на одежду.

Статистика раздора: Битва Кыргызстана и Казахстана за реэкспорт

Казахстан использует расхождения кыргызско-китайских данных о товарообороте как аргумент для досмотра товаров, следующих транзитом из Кыргызстана. В соседней стране считают, что КР занимается контрабандой китайских товаров через РК.

«Однако Казахстан это делает не просто так, а для увеличения собственного товарооборота с Китаем. Данный факт сказывается и на отношениях между странами. У нас по этому поводу проводилось много переговоров, и они не дали никакого результата. И наши отношения серьезно портятся день за днем», - рассказывает Т.Шабданалиев.

С начала марта на границе Казахстана и Кыргызстана ежедневно скапливалось по 300 фур. Водители жаловались на большие очереди и доскональные досмотры. По их словам, казахские таможенники проверяли фуры не только в поисках контрабандных китайских товаров, но и на соответствие перевозимой продукции накладным.

В конце апреля в Минторге Казахстана объяснили скопление фур на границе отсутствием электронных счетов-фактур [ЭСФ] на товар, ввозимый из Кыргызстана. Ранее по результатам февральских переговоров Кыргызстан обязался снабжать ЭСФ товары, которые следуют транзитом через Казахстан в страны ЕАЭС. В случае же отсутствия ЭСФ, РК имеет право не пропускать товары через границу. В Минторге Казахстана указывали, что с конца марта 92% грузовых машин с товарами китайского производства следовали из Кыргызстана без наличия ЭСФ.

«Обмануть не получится – пункты пропуска оснащены современным оборудованием – сканерами, которые легко распознают неучтенный товар», — пояснил вице-премьер Казахстана Бахыт Султанов.

Подобная ситуация происходит не впервые, с 2017 года соседняя страна неоднократно и под разными предлогами закрывает госграницы и досматривает машины кыргызских перевозчиков. При этом казахско-китайская статистика тоже имеет расхождения в миллиарды долларов.

На это в частности указывает Агентство РК по финансовому мониторингу. Согласно проекту-концепции страны по противодействию отмыванию доходов, значительная доля контрабанды ввозится в Казахстан из Китая. Для противодействия этому страны договорились обмениваться информацией об экспортных таможенных декларациях. Это помогло снизить расхождение статистики внешней торговли с КНР с $6,9 млрд до $5,3 млрд за 2017-2020 годы. Однако данные о торговле за 2021 год снова показывают увеличение расхождений до $7 млрд, что сравнимо с цифрой расхождений между Кыргызстаном и Китаем.

Казахстанские продавцы тоже занимаются торговлей продукции из Поднебесной. С 2017 года РК проводит активную работу для увеличения товарооборота с Китаем. Специально для этого в стране модернизировали КПП «Хоргос» на границе с КНР.

При этом Казахстан является на 2022 год единственным транзитным коридором для Кыргызстана. Через него республика экспортирует товары, в том числе и китайские, в Россию и другие страны. Эксперты считают, что Казахстан специально создает искусственные ограничения для кыргызских грузоперевозчиков на фоне роста собственной торговли с КНР. Это делается для того, чтобы китайские продавцы отказались от экспорта товаров через КР и перевозили больше грузов на КПП «Хоргос».

«Этого они уже почти добились, потому что на КПП «Торугарт», который находится на кыргызско-казахской границе, товаров мало, а машины простаивают. За это тоже надо платить. Китайцы увидели, что Казахстан все равно не пропустит наши товары и они пытаются продвигать свой товар через них. Мы теряем своих давних китайских партнеров, с которыми работали 30 лет», — рассказывает Т.Шабданалиев.

В Казахстане на КПП «Хоргос» товарооборот превышает $20 млрд, добавляет он. «Естественно, что они хотят искусственно остановить экспорт китайских товаров из Кыргызстана для монополизации рынка», - говорит Шабданалиев.

Вероятно, именно из-за этого и под предлогом борьбы с контрабандой казахская сторона проводила досмотры кыргызских товаров в марте и апреле, ведь с начала года экспорт Кыргызстана в Казахстан вырос на 60%.

Эксперты считают, что транзит Кыргызстана через Казахстан улучшится, если кыргызская таможня наведет порядок в учете импорта товаров. Тогда у казахской стороны не будет веских оснований досматривать грузы из КР и мешать передвижению товаров.

«Казахстан знает наши слабости. Когда сделали общие границы и мы вошли в ЕАЭС, у нас их стало еще больше. Это надо исправлять», - говорит Т.Шабданалиев.

Вопросы вызывает и Евразийская интеграция, ведь внутри ЕАЭС до сих пор проводятся досмотры кыргызских фур, что, по сути, является искусственным ограничением для продвижения продукции. Также эксперты отмечают, что Кыргызстану стоит лучше отстаивать свои интересы на правах законного участника объединения, поскольку страна проигрывает и занимает последние позиции в Союзе, а складывающиеся отношения с Казахстаном можно назвать настоящей торговой войной в Центрально-Азиатском регионе.

Не ЕАЭС единым

Целесообразность вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз вызывает активные общественные обсуждения. Сторонники интеграции среди плюсов выделяют создание общих рынков для устойчивости в кризисных ситуациях. Противники указывают на формирование сильной зависимости от России и на неравные права участников объединения.

Эксперты отмечают как минусы, так и плюсы от вступления в ЕАЭС. Например, до вхождения в Союз, Кыргызстан имел низкие таможенные пошлины в отличие от других Центрально-Азиатских стран.

«Наш импорт был намного дешевле казахского из-за низкой таможенной тарифной ставки, и поэтому мы находились в более выгодном положении и продавали больше, чем наши соседи», – рассказывает Т.Шабданалиев.

После вступления в ЕАЭС республика начала работать по единому таможенному тарифу и лишилась своих преимуществ, а торговые политики Кыргызстана и других стран сравнялись.

Среди плюсов эксперты отмечают то, что Кыргызстан приобрел законное право реэкспортировать китайские товары в другие государства-члены Евразийского экономического союза. «Но реэскпорт возможен только при одном условии - если мы товар у себя растаможим», — говорит Шабданалиев.

По словам бывшего вице-президента Ассоциации «Дордой» Сергея Пономарева, до вступления в Союз провозить грузы через страны-участницы ЕАЭС «было чрезвычайно сложно».

«С экспортом и реэкспортом появились очень большие проблемы, которые оказались долгосрочными и все еще существуют», - поясняет он. Как считает эксперт, вступление в Союз позволило улучшить торговлю Кыргызстана с другими государствами-членами ЕАЭС.

Доктор экономических наук и директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев рассказывает, что Евразийская экономическая интеграция ситуативно полезна для большинства участников объединения и небольших стран региона. Несмотря на это он отмечает, что в ЕАЭС нет и не предвидится появления реальных наднациональных органов, и потому все принимаемые решения будут и дальше согласовываться через Москву.

«Данное объединение не кажется мне слишком многообещающим. Россия является его центром, обеспечивая почти 87% совокупного ВВП – а это значит, что союзом равных, как ЕС, эта конструкция быть не может», - считает Иноземцев.

Построить «Асман» и избежать санкций

Перспективы развития ЕАЭС стали более туманны на фоне вторжения России в Украину. Над странами-участницами Союза нависла опасность попасть под вторичные санкции.

В комментарии Tazabek представитель кыргызской бизнес-среды Данияр Аманалиев рассказывал, что на данный момент существует большая вероятность введения ограничений и против Кыргызстана.

«Санкции против России коснутся и нас точно также. Если не полностью, то как минимум часть из них на нас могут упасть», – считает он. По информации, которая доходит до бизнесмена, иностранные компании уже начали отменять туры в Кыргызстан. Он пояснил, что санкции против Кыргызстана ознаменуют конец экономики страны.

Для избежания подобных проблем эксперты и представители бизнес-сообщества ранее советовали правительству найти альтернативные торговые пути, поскольку транзит через Казахстан – единственное направление Кыргызстана, и оно, по сути, ставит республику в зависимость не только от соседних стран, но и от всего ЕАЭС.

Темирбек Шабданалиев считает, что власти должны были заранее озаботиться решением нависших проблем, а не по мере их возникновения. Однако учитывая слова Иноземцева, вероятно, в их разрешении не заинтересована Россия.

«Мы имеем возможности развивать разные направления, ими остается только пользоваться. Для Кыргызстана (развитие альтернативных транзитных коридоров. — прим) — это глобальная идея. Лучше, чем строить город будущего «Асман», создайте альтернативные транзитные дороги. Тогда нам хватит денег на 5 «Асманов», - утверждает Т.Шабданалиев.

На данный момент Кыргызстан в силах разрабатывать торговые пути в Иран, Азербайджан и Турцию в качестве альтернативы транзиту через Казахстан. «Мое мнение, что пусть Казахстан не хочет, но мы способны создать независимые от них транспортные коридоры, и назло им зарабатывать деньги», – продолжает Шабданалиев.

Решение проблем с учетом импорта товаров на границах, расхождением данных и разработкой новых торговых направлений может помочь Кыргызстану совершить экономический прорыв. Однако правительство не спешит устранять данные проблемы и отвечать на возникающие вызовы. Эксперты в свою очередь считают, что большинство чиновников в ГТС и ГНС заинтересованы в том, чтобы ситуация не менялась.

Авторы: Виктор Негода, Маден Усманов

Дата-редактор: Андрей Дорожный; Редактор: Светлана Ахметшина

За последними событиями следите через наш Твиттер @tazabek

Доступ к Tazabek (расследования, обзоры, рейтинги, интервью, инфографика и Аналитика) + архив

год8950 сомподписаться?
Данные тарифы действуют только для частных лиц.
Если вам необходим корпоративный доступ к материалам (для организаций, госорганов, ведомств и т.д), пожалуйста, свяжитесь с нами по почте info@akipress.org
Мобильное приложение Tazabek:
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Закрыть  Закрыть

up

×