• 13:52
  • 3 июня 2020
  • Ср

Возрождение ГП «БШЗ»: Четко принятое решение или как восстановить застойный завод?

12:30, 21 августа 2019Обновлено в 20:00, 26 августа 201912 567

Tazabek - Решительный шаг Сооронбая Жээнбекова в бытность главой правительства и патриотизм коллектива возродили государственное предприятие «Бишкекский штамповочный завод». Об этом изданию Tazabek в своем интервью рассказал директор завода Турдубеков Бактыбек Курманбекович.

Также он рассказал об истории развития завода и о трудных годах застоя предприятия.

- Бактыбек Курманбекович, расскажите, к каким годам вы относите зарождение Бишкекского штамповочного завода?

История завода начинается с 1941 года, когда его из города Луганск передислоцировали в город Фрунзе. С тех пор он уже 78 лет функционирует на территории Кыргызстана. Изначально это был Фрунзенский станкостроительный завод им. В.И.Ленина. В 1997 году было образовано ОАО «Бишкекский машиностроительный завод» и одновременно было предусмотрено выделение нашего ГП «Бишкекский штамповочный завод».

Период выделения занял определенное время, и как юридическое лицо ГП «БШЗ» было зарегистрировано в 1999 году. А в 2001 году ГП «БШЗ» было передано в доверительное управление ОАО «БМЗ». Так на одной территории оказалось два самостоятельных предприятия, одно из которых - государственное находилось в доверительном управлении у другого - акционерного.

Доверительное управление, продолжавшееся с 2001 года по 2017 год, оказалось для ГП «БШЗ» недостаточно эффективным. В 2004 году практически работа завода приостановилась. И буквально в 2017 году наш завод посетил тогда еще премьер-министр, нынешний президент Сооронбай Жээнбеков. И после его визита было принято решение о расторжении договора о доверительном управлении, так как за истекший период доверительный управляющий не смог наладить работу - завод простаивал. Договор был расторгнут, и с 16 августа 2017 года, когда было подписано постановление Правительства, ГП «БШЗ» начало функционировать самостоятельно. Сразу после этого начались подготовительные работы к запуску завода и в марте 2018 года мы смогли запуститься.

- История госпредприятия связана с заводом им. Ленина, который в свое время производил различные виды промышленной продукции. А что госпредприятие производит сегодня?

Государственное предприятие сегодня занимается производством специзделий военного назначения.

- Как проходил процесс запуска госпредприятия после долгого застоя?

Завод - это большой живой механизм и процесс выпуска продукции, начиная с изготовления заготовки до момента выпуска готовой продукции, занимает определенное время - почти 3-4 месяца. В марте 2018 года завод был запущен. До этого были проведены подготовительные и ремонтно-восстановительные работы. Большой ремонт требовался практически повсюду: от подземных коммуникаций до кровли зданий и сооружений. С учетом имевшихся возможностей ремонтные работы были начаты с самых важных участков и продолжаются по сей день. Ремонту подлежит буквально все. За истекший период отремонтирована практически вся кровля - около 20 тыс. кв. метров. Сегодня наши усилия направлены на приведение в порядок систем канализации.

4B8A4338

- Откуда вы берете деньги на ремонт?

Мы находим и исполняем заказы, и часть полученных при этом средств направляем на ремонтные работы. Для того, чтобы выпускать продукцию, нужны хорошие условия труда. Кровля не должна протекать, кроме того, некоторые наши участки требуют определенного температурного режима. Для этого необходимо сделать так, чтобы не было влаги и протечек. Такого рода работы, очень большие работы, были проведены в конце 2017 года и в течение всего 2018 года. И сейчас эти работы продолжаются.

- То есть до 2017 года здесь не было никаких ремонтных работ?

До 2017 года ремонтных работ здесь не было практически 30-40 лет.

- Расторжение договора о доверительном управлении как-то повлияло на деятельность предприятия помимо проведения ремонтно-восстановительных работ?

В 2017 году мы смогли выйти на небольшую прибыль - около 300 тыс. сомов. Сумма небольшая, но учитывая, что до этого предприятие всегда было в миллионных убытках, то в 2017 году смогли картину чуть исправить. Мы рассчитывали выйти хотя бы на нулевой уровень без убытков. Быть в минусе и выйти из убыточного состояния - это хороший показатель. Однако, в 2018 году мы снова ушли в минус. Но этому были свои объективные причины, которые не зависели от нас.

- Какие?

Вообще были три причины, которые повлияли на убыточный финансовый показатель предприятия в 2018 году.

1. Завод, как вы уже знаете, занимается производством специзделий военного назначения. И для продажи такой продукции необходимо провести определенную разрешительно-согласовательную работу. В связи с тем, что мы своевременно не смогли получить разрешительные документы, продукция не была отгружена.

2. В январе 2018 года по решению Фонда по управлению государственным имуществом (ФУГИ) мы передали административный корпус заводоуправления, находящийся вдоль проспекта им.Ч.Айтматова, Департаменту государственных зданий Управделами Президента и Правительства КР для нужд госорганов. Соответственно, когда передаются активы, стоимость активов становится убытком. Передача указанного имущества оказалась минусом для нас.

3. Завод многие годы простаивал, 15 лет - это большой срок. И в какой-то мере было утрачено доверие потребителей. В 2018 году многие заказчики размещали заказы пробными, небольшими партиями. Такие заказы исполнять не совсем выгодно.

Тем не менее, поставляя даже такие объемы продукции, мы заработали доверие со стороны заказчиков и на этот год заказов стало больше. Мы сейчас стараемся их вовремя выполнить. В принципе, нарушений графиков поставок ни с одним из потребителей- контрагентов с нашей стороны не было. Думаю, на следующий год будут крупные покупатели и хорошие контракты.

В этом году, уже начиная с I квартала 2019 года, у нас достигнуты положительные результаты. В I квартале мы смогли выйти с прибылью около 3 млн сомов, а по итогам I полугодия 2019 года прибыль превысила 20 млн сомов. Налицо определенные сдвиги. Немаловажный момент состоит в том, что за это полугодие объем производства товарной продукции составил более 100 млн сомов, темп роста составил 879%.

4B8A4294

- Как вам удалось выйти на прибыль ?

Производство возродилось и контакты налаживаются. Мы начали продавать продукцию. Наша продукция уходит в основном на экспорт.

- А в какие страны?

В страны ближнего зарубежья и ЕАЭС. Проделанная работа дала нам возможность выйти на положительные показатели. На этот год заключено контрактов на поставку продукции на сумму более 4 млн долларов США.

- Вы говорите, что экспортируете на внешний рынок. А нашим силовым органам поставляете?

В последнее время они начали закупать, но это небольшие партии. Мы просим разместить государственный заказ на нашу продукцию. Пока силовики стараются внести свой заказ в госбюджет на 2020 год.

- А заказчиков как вы привлекаете или ведете работу в рамках каких-то межправительственных соглашений и меморандумов?

По-разному получается. Бывает, заказчики сами обращаются, хороший эффект дает участие в международных выставках, но и межправительственные соглашения и меморандумы имеются в сфере военно-промышленного сотрудничества.

- А заказчиками являются зарубежные компании или на внутреннем рынке есть какие-то субъекты?

В основном мы работаем на экспорт. Если какое-либо государство покупает у нас продукцию, то его министерство обороны должно выдать сертификат конечного пользователя - это самый основной документ, который требуют наши государственные органы. Конечным заказчиком обычно выступает министерство обороны, министерство внутренних дел или другие силовые структуры того государства. Мы производим спецпродукцию для их нужд. Именно сертификат конечного пользователя проходит очень долгую процедуру проверки. Мы обращаемся по дипломатическим каналам (Министерство иностранных дел, посольства). МИД того государства, которое выступает заказчиком, в свою очередь согласовывает документы с Минобороны, которое дает подтверждение. После подтверждений мы получаем здесь от нашего оборонного ведомства экспертное заключение и Министерство экономики на его основании выдает нам экспортную лицензию. После получения этих документов мы можем отгружать продукцию.

- Сколько времени занимают согласовательные процедуры?

По-разному, в начале это занимало очень много времени, так как много лет предприятие простаивало. Даже наши госорганы долго думали и изучали. Теперь курирующие сотрудники Госкомитета по делам обороны полностью изучили наше производство и работать становится легче. Со временем, думаю, сроки можно еще сократить.

4B8A4284(2)

- Импортеры специзделий тоже госорганы или частные лица?

Оборонные ведомства объявляют тендеры. Мы в этих тендерах не имеем возможности участвовать, так как условия жесткие. Например, основная часть суммы контракта оплачивается только после отгрузки продукции. Для этого у предприятия должны быть свои оборотные средства. Мы на такие риски и шаги пойти пока не имеем возможности. Но в этих тендерах участвуют компании, у которых есть свободные средства и соответствующие лицензии на продажу специзделий. Они участвуют в тендерах и затем размещают заказ у нас. А мы в свою очередь производим и поставляем продукцию.

- Производимые вами специзделия тоже должны пройти какую-то сертификацию?

У нас производство в настоящее время осуществляется таким образом, сырье покупаем в основном в виде металла. И весь процесс производства, начиная с запуска сырья и до испытания и сдачи готовой продукции, проходит с участием ОТК и контрольно-испытательной станции. Параллельно производство контролируется постоянным военным представительством Госкомитета по делам обороны, которое окончательно принимает продукцию, и только после этого мы можем ее отгружать.

- Вы говорите «сырье», а где вы его закупаете?

Сырье, в основном, закупаем в Российской Федерации. У них покупать выгоднее, так как мы являемся одной из стран-участниц ЕАЭС. Часть сырья, материалов и комплектующих изделий привозная. Те же капсюли-воспламенители, тот же порох мы приобретаем в России, но и отечественные рынки не обижаем, львиная доля производственных потребностей обеспечивается за счет местного рынка.

- В то время, когда завод простаивал, работникам пришлось его покинуть?

Да, действительно, многие кадры ушли. Основной костяк, состоящий из патриотически настроенных сотрудников, сохранился. Например, в 2017 году мы смогли собрать 120-150 работников. А на сегодня работает около 400 человек. Мы потихоньку наращиваем численность, набираем новых работников.

- В рамках ЕАЭС с заводами других стран такого же профиля вы сотрудничаете?

У нас есть меморандумы. В марте 2019 года в рамках визита президента РФ В.В. Путина и межрегиональной конференции было подписано несколько соглашений о намерениях. С Барнаульским патронным заводом подписали соглашение на сумму более 15 млн долларов США. Также были подписаны договоры о намерениях с Казанским пороховым заводом, с ОАО «Нытва» (Пермский край России).
На определенную сумму работы уже проводятся, а эти соглашения долгосрочные. Часть из них заключена на 5 лет, некоторые охватывают еще больший срок. По ним уже большая работа проделана и ее планируется продолжать.

- Что собой представляют эти соглашения?

ОАО «Нытва» нам постоянно поставляет металлопрокат. А с Барнаульским патронным заводом бывает так, что мы у них заказываем или они у нас что-либо заказывают. Если размещается большой заказ, а сроки сжатые, то мы заказ принимаем и просим наших коллег выполнить часть работы. А мы уже здесь окончательно завершаем и осуществляем поставку.

4B8A4325

- У вас такая большая территория, а вы сдаете в аренду свои помещения?

У нас территория огромная, зданий и сооружений много. Под основной вид деятельности задействована только часть из того, что у нас имеется на балансе. Нашей целью является использовать простаивающие здания таким образом, чтобы они не были обузой для себестоимости продукции и приносили доход. Мы предлагаем эти здания инвесторам для сдачи в аренду. Но есть сложности в этом вопросе.

ФУГИ тщательно контролирует установленный порядок предоставления зданий и другого государственного имущества в пользование. Действующим положением установлено, что госимущество может предоставляться в аренду только через аукцион или конкурс. Когда арендаторы узнают об этих сложностях, то они не хотят с нами связываться. Кроме того, есть инструкция определения арендной платы, утвержденная приказом Министерства экономики. Согласно этой инструкции стартовая цена арендной платы за 1 кв. метр площади помещения, которое мы хотим выставить на аукцион, составляет около 120 сомов. Это на сегодняшний день высокая цена для производственных помещений. Но тем не менее мы беспрерывно выставляем неиспользуемые помещения на аукцион.
Сейчас ФУГИ разработал такой способ как онлайн-аукцион. Туда мы поочередно выставляем пустующие здания и сооружения в надежде, что арендатор найдется. А пока есть несколько объектов, которые уже давно сдаются. Эти арендаторы здесь обосновались и поэтому соглашаются по этой системе платить. Это небольшие объекты на небольшие суммы: магазин и учебный корпус медицинского факультета КРСУ.
В настоящее время мы ищем варианты и предлагаем инвесторам здания не на условиях аренды, а в виде осуществления совместной деятельности.

- А были заинтересованные инвесторы?

В 2018 году и в I полугодии 2019 года было очень много заинтересованных, но окончательного договора с ними пока нет. Были компании по сборке электромобилей и мини-грузовиков. Буквально на прошлой неделе мы проводили с одной китайской компанией переговоры, которые продолжаются и сейчас.

- В чем трудности?

Например, если взять в аренду 5-7 тыс. кв. метров по стартовой цене 120 сомов за 1 кв. метр, то выходит большая сумма. Для той же компании понадобилось 7,5 тыс. кв. метров. Требуемая сумма денежных средств на ремонт здания составляет 15-20 млн. сомов. Компания, которая столько денег вкладывает, хочет, чтобы договор использования здания был долгосрочным, а вложения компенсировались за счет арендной платы, хотя бы частями. А положение об аукционе позволяет сдавать в аренду помещение только на 3 года. В условиях же конкурса срок составляет 10 лет, но сумма вложений не подлежит возмещению. То есть инвесторы столько вкладывать в арендуемое имущество не хотят. На территории Бишкека множество частных территорий и производственных сооружений, которые для производственных целей предлагаются по значительно низкой цене и мы им не конкуренты не смотря на то, что наше месторасположение выгоднее.

- То есть это положение создает трудности?

Да, и наши объекты утрачивают привлекательность для арендаторов, необходимо вносить в него изменения с учетом особенностей некоторых предприятий и объектов.

- А эти инвесторы уже отказались и ушли?

Да, многие из них находят другие более выгодные варианты.

- Была информация, что планируется передача одного из помещений Госслужбе исполнения наказаний. Как с этим обстоят дела?

Вдоль улицы Льва Толстого, по северной части нашего предприятия расположена медицинская часть ГП «БШЗ». В свое время была своя медсанчасть и работники там проходили лечение, обследование. Сегодня она не функционирует. Для этого у нас есть медработник и заключены контракты с поликлиниками, где обследуются наши сотрудники.
Второй этаж данного здания ФУГИ своим приказом передал ГСИН. Насколько мне известно, там хотели создать центр пробации. Пока здание находится под нашей охраной. А первый этаж буквально недавно ФУГИ передал Министерству юстиции. Все имущество, которое находится на балансе ГП «БШЗ», является госсобственностью и мы им владеем на праве хозяйственного ведения.

- На общей территории работу ведут как ГП «БШЗ», так и ОАО «БМЗ», а вы как-то соприкасаетесь?

На территории размещаются два предприятия и ее разделить одной линией нельзя. Объекты предприятий расположены вразброс. Так как у нас важный стратегический объект, то вся территория охраняется военизированной охраной, которая находится в штате ГП «БШЗ».
Мы соприкасаемся с ОАО «БМЗ» и оказываем ему услуги. ОАО «БМЗ» где-то сохранило свое производство и при необходимости мы заказываем у них некоторые детали и запасные части. В свою очередь мы оказываем им такие услуги, как полное обеспечение электроэнергией, водой, канализацией. Оказываем им также транспортные услуги.

IMG_9591

- Вы свою производимую продукцию в охотничьи магазины поставляете?

Мы наращиваем производство и работу ведем не только над производством военных специзделий, но и спортивно-охотничьих изделий. Даже можно сказать, что производство последних уже ведется и скоро начнутся поставки. Дополнительно ведутся работы над освоением новых видов спортивно-охотничьих изделий, которые завод ранее никогда не производил.

- Учитывая застойный период для предприятия и только недавнюю реструктуризацию, наверняка есть трудности по долговым обязательствам перед государством?

Долговые обязательства есть перед налоговой службой, Социальным фондом и «Электрическими станциями».
На сегодняшний день мы стараемся погасить долги. Заканчиваем погашать задолженность по заработной плате перед работниками, а эта сумма была немалая - около 18 млн сомов. До конца 2019 года этот вопрос, думаю, будет исчерпан.
Оплачиваем также долги перед налоговой службой и Социальным фондом. В ГНС мы должны более 70 млн сомов. Здесь есть свои сложности. Налоговая система построена таким образом, что средства, которые мы выплачиваем, автоматически уходят на покрытие пени и санкций по налогам прошлых лет. Мы обращались в соответствующие органы и просили провести реструктуризацию этих долгов, списать санкции, а основной долг погашать по графику.
Перед «Электрическими станциями» имеется задолженность по оплате электроэнергии, так как даже во время простоя электроэнергия расходовалась на текущие нужды (освещение, охрана, сигнализация и др.).

- Есть какие-то результаты?

Пока нет. Мы даже в этом плане проект соответствующего закона в отношении налоговой задолженности подготовили и просили Правительство инициировать законопроект.

- Когда заходила в предприятие, выходили люди преклонного возраста, это ваши сотрудники?

Да, основной костяк и узкие специалисты - это люди в преклонном возрасте и 60-70% сотрудников предприятия - это пенсионеры. Мы стараемся обучать молодежь на производстве и таким образом омолодить состав. Но на производстве такая сложная работа, что молодежь не выдерживает и уходит под различными предлогами.
Что касается заработной платы, то мы с момента запуска потихоньку ее поднимаем. Ввели сдельную оплату труда для работников ведущих специальностей и производительность труда выросла в 2,5 раза. Эффективно работающие работники получают до 40 тыс. сомов в месяц и более. Это мотивирует наших работников и в свою очередь подталкивает нас к привлечению больших заказов.

- А сколько лет вашему пожилому сотруднику?

Есть у нас конструктор Тураев Юрий Михайлович, которому 79 лет. Он возглавляет конструкторско-технологическое бюро. Несмотря на свой возраст, многие вещи хорошо помнит и хорошо знает наш технический архив.

- А молодому?

У нас есть молодые ребята – ученики наладчиков, наладчики, метрологи и технологи выпускники политехнического университета. И у них высокий потенциал. Ведутся работы по привлечению выпускников технического колледжа, проводим для них специальные экскурсии по производству, чтоб у них появился интерес к производственному процессу.

4B8A4332

- Ваше предприятие при ГКПЭН, они как-то содействуют вашей деятельности?

Да, ГКПЭН оказывает большое содействие при привлечении инвесторов и сдаче помещений в аренду. Имеется поддержка и в других вопросах.

- Какие у вас планы на ближайшие сроки?

Мы активизировали разработку бренда нашего предприятия, чтобы нас по нему узнавали. Принято также решение о том, чтобы участвовать в различных выставках. Есть несколько больших регулярных выставок военной промышленности, на которых мы нарабатываем связи, устанавливаем новые контакты и заключаем некоторые контракты. В октябре 2019 года планируется в Москве выставка, на которой мы намерены продвигать нашу продукцию и заключать контракты. В будущем планируется участвовать в таких выставках со своим информационным стендом и образцами нашей продукции.

Коронавирус в Кыргызстане
Карта распространения
Мобильное приложение Tazabek:
Закрыть  Закрыть

up

×